Пути земные

В этом году вышла в свет книга воспоминаний фронтовика Виктора Сергеевича Максимова «Исповедь старого солдата». Главной темой его мемуаров стало осмысление итогов Второй мировой войны, объединение усилий для борьбы за мир ветеранов той страшной войны, независимо от того, на какой стороне баррикады тогда они были. Много сделал Виктор Сергеевич для установления дружеских отношений между российскими и немецкими ветеранами. Он стоял у истоков создания в Дрездене организации Общества помощи ветеранам войны в России. Мы публикуем отрывки книги, которые позволят вам посмотреть на Вторую мировую войну по-новому и увидеть ее с неожиданной стороны.

И нформация в СМИ Германии о гуманитарной акции помощи российским ветеранам войны, организованной немцами, и участие в этой работе помогали расширять круг моих знакомств с немецкими ветеранами войны. Одним из них явилось приглашение посетить выставку художника Христиана Модерсона, с которым Ханнелоре уже переписывалась.

Летним днем 1997 года мы с Ханнелоре едем в Фишерхуде, который находится недалеко от Бремена, в старую усадьбу, где жил и творил отец Христиана, художник Отто Модерсон. В свое время он соперничал в мастерстве с Репиным и Шишкиным. В Берлине одна из улиц города носит имя Отто Модерсона.

Христиан встречал нас с улыбкой, по-доброму, по-домашнему. Взгляд живой…. В первую очередь знакомимся с музеем Отто Модерсона, затем идем в мастерскую Христиана. Бережно он извлекает из папок оригиналы своих зарисовок, сделанные на фронте: в рваной, потрепанной одежде женщины, дети, старики, измученные, страдающие лица, глаза, полные тревоги, на фоне разрушенных и сожженных изб, улиц. Деревенские бытовые картины, пикирующие самолеты на Сталинград, разрывы бомб…. Я все это видел уже раньше, на фронте и вот вижу снова, как наяву, и сердце начинает учащенно биться…

Эти рисунки, оказывается, спасли жизнь художнику: под Сталинградом советские солдаты наткнулись на тяжело раненного немецкого солдата и хотели добить, но увидели в его сумке рисунки советских людей, удивились их правдивости, перевязали немцу раны и оставили лежать на поле боя. Уже потом немцы подобрали его и доставили в госпиталь. Немецкий врач в госпитале по бинтам понял, что Христиана перевязали русские.

Христиан подарил нам с Ханнелоре прекрасную копию рисунка: на вершину горы из последних сил, с посохом в руках и огромной сумой за плечами поднимается человек. Гора окутана мраком…. Смотрю на рисунок, и возникает образ горьковского Данко.

Христиан восторженно приветствовал гуманитарную акцию немцев помощи российским ветеранам, считал ее очень важной, ведь он признавал вину своего народа перед Советским Союзом. Христиана волнует гонка вооружения, милитаризация стран, волнует и судьба будущих поколений, и он считает своевременным принятие Обращения к народам ветеранов войны «В XXI век — век без оружия и войн».

Я понимал его сожаление о невозможности лично побывать в России, повстречаться с ветеранами и рассказать о своих чувствах и мыслях в кругу новых друзей. Радовало Христиана проведение выставок его работ в России, он считал это его личным вкладом в укрепление нашей дружбы и примирение. Они прошли в городах Поволжья, на Урале — в Екатеринбурге, Челябинске и других городах Уральского региона. Постоянными экспонатами остались его картины в военно-историческом музее Екатеринбурга. Познакомились с работами Христиана Модерсона и жители Санкт-Петербурга. Остались его картины и в Успенском храме, возле Сологубовки, что рядом с кладбищем немецких и советских солдат, погибших под Ленинградом.

В 2005 году мы с Ханнелоре получили приглашение от Христиана Модерсона на открытие выставки картин его отца Отто Модерсона. На этой выставке мне выпала честь вручить Христиану «Знак примирения» народов России и Германии, изготовленный в России. Зал музея во время этой процедуры буквально взорвался от восторга. Дискуссии затянулись до позднего вечера — вой-

на жила в памяти немцев старшего поколения.

Христиан с нескрываемым волнением заявлял, что он уверен в прекрасном будущем народов России и Германии, в том, что они вместе будут противостоять возникновению любого военного конфликта. Он верит в мирную жизнь людей и верит в то, что разум восторжествует.

Во время одной из встреч у Христиана Модерсона Ханнелоре дисскутировала с хозяином дома о творчестве Бетховена, а я рассматривал картины, развешанные на всех стенах, и вдруг, как молния, перед моим взором появилась икона! Наша, православная. Стояла она на почетном месте — на камине. Христиан заметил мое волнение при виде иконы и рассказал такую историю.

Е го родной брат Ульрих, не лишенный способности к живописи, был мобилизован на войну рядовым солдатом и оказался на Восточном фронте. С фронта Ульрих и привез с собой эту икону, когда был в краткосрочном отпуске.

Оказалось, что на фронте часть, в которой служил Ульрих, однажды остановилась в одной из деревень. Он расположился со своими лошадьми и повозкой у одинокого старика и ночевал в старой крестьянской избе, крытой соломой, очень бедной и совершенно пустой. В углу избы только икона. Иногда он брал ее в руки, разглядывал и бережно возвращал на прежнее место. Ульрих ухаживал за лошадьми, на которых подвозил на передовую продукты питания, помогал старику в огороде, старался подкормить старика. Так продолжалась несколько дней.

Когда пришло время покинуть деревню, брат запряг лошадей в повозку, забрал свои вещи, попрощался со стариком и уселся в повозку. Тронулся. И вдруг солдаты закричали Ульриху и стали показывать, что к нему спешит старик. Все остановились. Старик подошел к Ульриху, перекрестил его той самой иконой и протянул ее. Затем снова перекрестил и махнул рукой — поезжай! Все происходило на глазах солдат, стоящих вокруг повозки Ульриха. Они стояли потрясенные.

Так икона оказалась в доме Модерсонов и стала самой дорогой семейной реликвией. А Ульрих с войны не вернулся.

Н е перестаю удивляться благосклонности судьбы и ко мне, старому солдату. Она свела меня в Дрездене с ветераном войны, немецким солдатом Гансом Мрачински, художником, профессором. Юношей Ганс был мобилизован в армию и отправлен на Восточный фронт «освобождать народы от каких-то коммунистов, врагов, которые угрожали и немцам, и Германии», но вскоре оказался в плену. Лагеря военнопленных находились в Подмосковье. В лагере профессия художника предопределила будущее военнопленного: ватман, карандаш, краски и рабочий стол в структурах лагерных служб политпропаганды. Со слов Ганса, только в лагере он осознал и понял, что война была ужасом и страданием для всех людей, втянутых в нее по воле политиков. С тех пор война поселилась в его мыслях и чувствах и прошла через все его творчество. До сих пор.

С первой встречи наши мысли и души с Гансом оказались открыты друг другу: роднила единая судьба, понимание прошлого. Войну без слов я увидел в рисунках Ганса, написанных в лагере и после войны. Война, она и есть война, откуда на нее ни посмотри. Оригиналы некоторых рисунков после возвращения из плена в ГДР у Ганса изъяли соответствующие органы, о чем он весьма сожалеет, но тему войны продолжает до сих пор.

Работы Ганса Мрачински вместе с рисунками Христиана Модерсона представлялись на выставках в России и остались в фондах музеев Екатеринбурга, Санкт-Петербурга, музее примирения в Успенском храме Сологубовки. В 2008 году Ганс Мрачински на личные средства издал триста экземпляров каталога своих картин и подарил обществу.

Ганс всем своим сердцем близко принял совместное Обращение ветеранов войны к общественности «В XXI век — век без оружия и войн». Я понимал, чувствовал его тревогу за политику милитаризации стран, военные конфликты, нестабильность в мире. Близки и его тревоги за возможность ядерной войны… Что говорить, сердца старых солдат, особенно на Западе, еще кровоточат…. О своем — не говорю.

Аргументы Ганса в этом — неоспоримы. Так же, как и всех старых ветеранов, солдат, немцев и российских. Всех, в ком остается еще и живет война своим кровавым следом……

Нет смысла говорить о том, насколько близки мне, старому солдату, Христиан Модерсон и Ганс Мрачински. Война породнила нас: доступны и понятны стали наши судьбы, связанные войной. Мы, ветераны, стараемся, в меру своих возможностей, сказать свое слово о войне, человеческом горе и страданиях, принесенных войной, мы не можем молчать об этом, не имеем права перед ее жертвами. Мы в постоянном диалоге с людьми, общественностью: рассказываем, выплескиваем из себя прошлое, напоминаем нынешнему поколению о тех ужасах, которые выпали на нашу долю. Помимо слов, Христиан и Ганс еще и предоставляют возможность людям с помощью рисунков увидеть реальность кошмара и безумия войны.

1996 год. В центре Екатеринбурга накануне Дня Победы в музее молодежи открывается персональная выставка акварелей немецкого художника профессора Адольфе Бёлиха, организованная германским Организацией помощи ветеранам войны в России и нашим Фондом помощи инвалидам войны.

Юношей Адольф Бёлих начал трудовой путь электриком, но дар и любовь к живописи, упорная борьба за реализацию своего дара помогли стать художником, а потом и профессором, доктором искусства и ректором художественной академии в городе Дрездене. Знакомство с Ханнелоре Дандерс, интерес к новой России и сложности социальных проблем российских ветеранов войны, гуманные чувства привели Адольфа в Общество помощи ветеранам войны в России.

Выставка акварелей Адольфа Бёлиха положила начало проведения многих выставок, в которых участвовали Христиан Модерсон и Ганс Мрачински. Вход на выставки всюду был свободным. От имени Общества акварели дарились госпиталям ветеранов войны, общественным и благотворительным организациям, музеям, административным органам и инвалидам, ветеранам прошлой войны. При последнем посещении Германии Адольф, вручая мне картины, просил подарить их старым российским солдатам, ветеранам прошлой войны, чтобы они, картины, стали знаком примирения наших народов.

Если рисунки Христиана Модерсона и Ганса Мрачински напоминают о великой скорби и будут волновать людей всегда, то акварели Адольфа Бёлиха, наоборот, излучают добро, ласкают взор людей красотой природы и гармонией счастья.

Сколько же я везу с собой, когда еду в Германию, приветов, добрых пожеланий, благодарностей, сувениров из России от наших ветеранов, людей, посетивших Германию и побывавших в гостях у Адольфа и Кристины. По-стариковски поделюсь: сколько Ханнелоре ежегодно привозит в Россию картин Адольфа Бёлиха в специально приобретенном для этого большом чемодане, а сколько картин уже подарено россиянам. Подумаю, и голова кругом идет. А у Адольфа Бёлиха не видно, что она кружится: в его глазах всегда выражение внимания, всегда улыбка. Радуюсь, когда вижу счастливого человека……

Х очу коснуться судьбы друга, журналиста немца Вольфганга Хверта. Он прошел войну сполна, остался жив. Казалось бы, радуйся, отдыхай, будь счастлив. Не получается. Вольфганг трудится в Обществе помощи ветеранам войны в России: информационная работа, переписка общества, редактирование материалов, Интернет.

Волнуют старых немецких солдат нестабильность в мире, военные конфликты, угроза войны. И для того, чтобы не повторилось прошлое, ради завтрашнего дня, мирной жизни будущих поколений, они сегодня на общественных началах делают все, что могут, что позволяет им здоровье.

Виктор МАКСИМОВ.

 

Читать далее «Пути земные»

От Таганая до Тургояка

Уникальный языковой лагерь провели в этом году Челябинский областной Немецкий культурный центр совместно с Миасским городским центром. Изучение немецкого языка проходило на фоне замечательной уральской природы. Участники кемпинга побывали в начале на Таганае, а затем по горам прошли до озера Тургояк, где разбили лагерь.

Руководили лагерем опытные люди: учитель немецкого языка Эльвира Пахтусова и турист Дамир Бабурин.

 

Читать далее «От Таганая до Тургояка»

Мы живы, и память наша жива…

28 августа во Дворце культуры «Импульс» Металлургического района города Челябинска прошла необычная встреча. Там собрались трудармейцы, чтобы по традиции вспомнить печальное событие — 68-ю годовщину выхода в свет Указа о переселении немцев и о признании их врагами народа.

Этот правительственный документ, выпущенный через два месяца после начала Великой Отечественной войны, касался, прежде всего, немцев Поволжья. Напомним, что еще 19 октября 1918 была образована Трудовая коммуна немцев Поволжья. В ней проживали потомки колонистов, обосновавшихся в Нижнем Поволжье еще в ХVIII веке. Декретом ВЦИК от 19 декабря 1924 года колония была преобразована в Автономную Советскую Социалистическую Республику, которая входила в состав РСФСР. Занимала она территорию в 28,2 тысячи квадратных метров, граничила с Саратовской, Сталинградской (ныне Волгоградская) областями и Казахской ССР. Столица располагалась в городе Энгельсе. Население (по переписи 1939 года) превышала более 600 тысяч человек. Свыше 60 процентов — люди немецкой национальности.

Спустя всего два месяца, как фашистская Германия напала на Советский Союз, 28 августа 1941 года Президиум Верховного Совета СССР издал указ «О переселении немцев, проживающих в районах Поволжья». Указ содержал обвинения населения советской Автономии немцев Поволжья в пособничестве «многочисленным шпионам и диверсантам», якобы засланным гитлеровцами в этот регион СССР. НКВД было поручено выселить всех поволжских немцев в Сибирь, Казахстан и Среднюю Азию. Депортация состоялась с 3 по 20 сентября 1941 года. Практически все имущество переселенцев — дома, скот и домашняя утварь — было конфисковано. Брать с собой разрешалось только то, что можно было унести в руках. На новом месте людей зачастую выгружали из эшелонов в голую степь или отправляли в глухой лес. В первую же зиму смерть унесла тысячи детей и стариков…

Так началась черная страница истории российского народа, и имя этому времени — трудармия. Тысячи россиян немецкой и иных национальностей были огульно обвинены и в мгновение стали врагами народа. Только в 1964 году в закрытом Указе Президиума Верховного Совета СССР официально были признаны необоснованными все обвинения советских немцев в пособничестве врагу в 1941 году. В нем, в частности, говорилось «Жизнь показала, что эти огульные обвинения были не основательными и явились проявлением произвола в условиях культа личности Сталина. В действительности в годы Великой Отечественной войны подавляющее большинство немецкого населения вместе со всем советским народом своим трудом способствовало победе Советского Союза над фашистской Германией, а в послевоенные годы активно участвует в коммунистическом строительстве …Советские граждане немецкой национальности добросовестно трудятся на предприятиях, в совхозах, колхозах, в учреждениях, активно участвуют в общественной и политической жизни…»

Тогда же Президиум Верховного Совета СССР постановил: Указ Президиума Верховного Совета СССР от 28 августа 1941 года «О переселении немцев, проживающих в районах Поволжья» в части, содержащей огульные обвинения в отношении немецкого населения, проживавшего в районах Поволжья, отменить. Второй пункт нового документа гласил: «учитывая, что немецкое население укоренилось по новому месту жительства на территории ряда республик, краев и областей страны, а районы его прежнего места жительства заселены, в целях дальнейшего развития районов с немецким населением поручить Советам Министров союзных республик и впредь оказывать помощь и содействие немецкому населению, проживающему на территории республик, в хозяйственном и культурном строительстве с учетом его национальных особенностей и интересов».

Но восстановление гражданских прав российских немцев шло крайне медленно и непоследовательно. Оно затянулось на многие годы. Только 3 ноября 1973 года был принят еще один указ Президиума Верховного Совета СССР. Он разрешил российским немцам вернуться обратно в Поволжье. Но этим правом воспользовались, к сожалению, немногие. Люди боялись сорваться с обжитых мест, люди боялись новых необоснованных репрессий, люди не верили обещаниям. И, главное, они скрывали по возможности от своих детей и внуков свое страшное прошлое.

Даже сейчас, когда с момента выхода указа прошло 68 лет, старики с опаской рассказывают о своем прошлом. Но оно не дает им покоя. И чем старше становятся люди, а многим трудармейцам уже далеко за восемьдесят, тем чаще они вспоминают время, когда они были членами миллионной трудармии, когда строили заводы, работали на стройках, поднимали целину, растили хлеб, работали в колхозах.

Именно трудармия в годы Великой Отечественной возвела советский промышленный гигант — Челябинский металлургический комбинат. На территории Металлургического района до сих пор живут сотни трудармецев. Но их почтенный возраст и тяжелое состояние здоровья не позволяют придти на традиционную встречу, которую каждый год вот уже почти двадцать лет подряд проводит Немецкий культурный центр.

Тем не менее, люди приходят. Многие с женами, с детьми, уже с внуками и правнуками. Председатель правления Немецкого культурного центра Александр Нахтигаль в очередной раз призвал собравшихся не забывать истории и помнить всех, кто пострадал невинно. Именно к этому дню центр подготовил фотовыставку «Трудармейцы». На стендах были выставлены более ста портретов людей, которые были репрессированы в 1941-м и которые смогли дожить до сегодняшнего дня. Рядом с современными снимками пожилых трудармейцев — уникальные и редкие фотографии из семейных альбомов, где героям выставки всего два-три года, где они молоды и им по двадцать, где они со своими родителями. На этих черно-белых пожелтевших реликвиях чувствуется дыхание времени. Многие из пришедших на встречу узнавали на снимках себя и своих знакомых, чему несказанно радовались.

Ну а главным подарком собравшимся трудармейцам стал концерт ансамбля народной немецкой песни из города Коркино «Эдельвейс». Возможность услышать и вместе с артистами попеть песни на родном языке, песни, знакомые с рождения, песни, которые пели еще родители, предоставляется крайне редко.

Зрители не скупились на аплодисменты, а «Эдельвейс» затем спустился со сцены в зал, и начались танцы. Поначалу приглашенные стеснялись, отказывались, ссылаясь на нездоровье и возраст, но задорные слова народных немецких песен так и звали станцевать польку и вальс. Так что вечер памяти закончился на веселой и жизнерадостной ноте. Да и не могло быть иначе. Ведь жизнь продолжается.

Татьяна НАХТИГАЛЬ. 28 августа во Дворце культуры «Импульс» Металлургического района города Челябинска прошла необычная встреча. Там собрались трудармейцы, чтобы по традиции вспомнить печальное событие — 68-ю годовщину выхода в свет Указа о переселении немцев и о признании их врагами народа.
Этот правительственный документ, выпущенный через два месяца после начала Великой Отечественной войны, касался, прежде всего, немцев Поволжья. Напомним, что еще 19 октября 1918 была образована Трудовая коммуна немцев Поволжья. В ней проживали потомки колонистов, обосновавшихся в Нижнем Поволжье еще в ХVIII веке. Декретом ВЦИК от 19 декабря 1924 года колония была преобразована в Автономную Советскую Социалистическую Республику, которая входила в состав РСФСР. Занимала она территорию в 28,2 тысячи квадратных метров, граничила с Саратовской, Сталинградской (ныне Волгоградская) областями и Казахской ССР. Столица располагалась в городе Энгельсе. Население (по переписи 1939 года) превышала более 600 тысяч человек. Свыше 60 процентов — люди немецкой национальности.
Спустя всего два месяца, как фашистская Германия напала на Советский Союз, 28 августа 1941 года Президиум Верховного Совета СССР издал указ «О переселении немцев, проживающих в районах Поволжья». Указ содержал обвинения населения советской Автономии немцев Поволжья в пособничестве «многочисленным шпионам и диверсантам», якобы засланным гитлеровцами в этот регион СССР. НКВД было поручено выселить всех поволжских немцев в Сибирь, Казахстан и Среднюю Азию. Депортация состоялась с 3 по 20 сентября 1941 года. Практически все имущество переселенцев — дома, скот и домашняя утварь — было конфисковано. Брать с собой разрешалось только то, что можно было унести в руках. На новом месте людей зачастую выгружали из эшелонов в голую степь или отправляли в глухой лес. В первую же зиму смерть унесла тысячи детей и стариков… 
Так началась черная страница истории российского народа, и имя этому времени — трудармия. Тысячи россиян немецкой и иных национальностей были огульно обвинены и в мгновение стали врагами народа. Только в 1964 году в закрытом Указе Президиума Верховного Совета СССР официально были признаны необоснованными все обвинения советских немцев в пособничестве врагу в 1941 году. В нем, в частности, говорилось «Жизнь показала, что эти огульные обвинения были не основательными и явились проявлением произвола в условиях культа личности Сталина. В действительности в годы Великой Отечественной войны подавляющее большинство немецкого населения вместе со всем советским народом своим трудом способствовало победе Советского Союза над фашистской Германией, а в послевоенные годы активно участвует в коммунистическом строительстве …Советские граждане немецкой национальности добросовестно трудятся на предприятиях, в совхозах, колхозах, в учреждениях, активно участвуют в общественной и политической жизни…»
Тогда же Президиум Верховного Совета СССР постановил: Указ Президиума Верховного Совета СССР от 28 августа 1941 года «О переселении немцев, проживающих в районах Поволжья» в части, содержащей огульные обвинения в отношении немецкого населения, проживавшего в районах Поволжья, отменить. Второй пункт нового документа гласил: «учитывая, что немецкое население укоренилось по новому месту жительства на территории ряда республик, краев и областей страны, а районы его прежнего места жительства заселены, в целях дальнейшего развития районов с немецким населением поручить Советам Министров союзных республик и впредь оказывать помощь и содействие немецкому населению, проживающему на территории республик, в хозяйственном и культурном строительстве с учетом его национальных особенностей и интересов».
Но восстановление гражданских прав российских немцев шло крайне медленно и непоследовательно. Оно затянулось на многие годы. Только 3 ноября 1973 года был принят еще один указ Президиума Верховного Совета СССР. Он разрешил российским немцам вернуться обратно в Поволжье. Но этим правом воспользовались, к сожалению, немногие. Люди боялись сорваться с обжитых мест, люди боялись новых необоснованных репрессий, люди не верили обещаниям. И, главное, они скрывали по возможности от своих детей и внуков свое страшное прошлое.
Даже сейчас, когда с момента выхода указа прошло 68 лет, старики с опаской рассказывают о своем прошлом. Но оно не дает им покоя. И чем старше становятся люди, а многим трудармейцам уже далеко за восемьдесят, тем чаще они вспоминают время, когда они были членами миллионной трудармии, когда строили заводы, работали на стройках, поднимали целину, растили хлеб, работали в колхозах.
Именно трудармия в годы Великой Отечественной возвела советский промышленный гигант — Челябинский металлургический комбинат. На территории Металлургического района до сих пор живут сотни трудармецев. Но их почтенный возраст и тяжелое состояние здоровья не позволяют придти на традиционную встречу, которую каждый год вот уже почти двадцать лет подряд проводит Немецкий культурный центр.
Тем не менее, люди приходят. Многие с женами, с детьми, уже с внуками и правнуками. Председатель правления Немецкого культурного центра Александр Нахтигаль в очередной раз призвал собравшихся не забывать истории и помнить всех, кто пострадал невинно. Именно к этому дню центр подготовил фотовыставку «Трудармейцы». На стендах были выставлены более ста портретов людей, которые были репрессированы в 1941-м и которые смогли дожить до сегодняшнего дня. Рядом с современными снимками пожилых трудармейцев — уникальные и редкие фотографии из семейных альбомов, где героям выставки всего два-три года, где они молоды и им по двадцать, где они со своими родителями. На этих черно-белых пожелтевших реликвиях чувствуется дыхание времени. Многие из пришедших на встречу узнавали на снимках себя и своих знакомых, чему несказанно радовались. 
Ну а главным подарком собравшимся трудармейцам стал концерт ансамбля народной немецкой песни из города Коркино «Эдельвейс». Возможность услышать и вместе с артистами попеть песни на родном языке, песни, знакомые с рождения, песни, которые пели еще родители, предоставляется крайне редко.
Зрители не скупились на аплодисменты, а «Эдельвейс» затем спустился со сцены в зал, и начались танцы. Поначалу приглашенные стеснялись, отказывались, ссылаясь на нездоровье и возраст, но задорные слова народных немецких песен так и звали станцевать польку и вальс. Так что вечер памяти закончился на веселой и жизнерадостной ноте. Да и не могло быть иначе. Ведь жизнь продолжается.
Татьяна НАХТИГАЛЬ.

Читать далее «Мы живы, и память наша жива…»