Пути земные

В этом году вышла в свет книга воспоминаний фронтовика Виктора Сергеевича Максимова «Исповедь старого солдата». Главной темой его мемуаров стало осмысление итогов Второй мировой войны, объединение усилий для борьбы за мир ветеранов той страшной войны, независимо от того, на какой стороне баррикады тогда они были. Много сделал Виктор Сергеевич для установления дружеских отношений между российскими и немецкими ветеранами. Он стоял у истоков создания в Дрездене организации Общества помощи ветеранам войны в России. Мы публикуем отрывки книги, которые позволят вам посмотреть на Вторую мировую войну по-новому и увидеть ее с неожиданной стороны.

И нформация в СМИ Германии о гуманитарной акции помощи российским ветеранам войны, организованной немцами, и участие в этой работе помогали расширять круг моих знакомств с немецкими ветеранами войны. Одним из них явилось приглашение посетить выставку художника Христиана Модерсона, с которым Ханнелоре уже переписывалась.

Летним днем 1997 года мы с Ханнелоре едем в Фишерхуде, который находится недалеко от Бремена, в старую усадьбу, где жил и творил отец Христиана, художник Отто Модерсон. В свое время он соперничал в мастерстве с Репиным и Шишкиным. В Берлине одна из улиц города носит имя Отто Модерсона.

Христиан встречал нас с улыбкой, по-доброму, по-домашнему. Взгляд живой…. В первую очередь знакомимся с музеем Отто Модерсона, затем идем в мастерскую Христиана. Бережно он извлекает из папок оригиналы своих зарисовок, сделанные на фронте: в рваной, потрепанной одежде женщины, дети, старики, измученные, страдающие лица, глаза, полные тревоги, на фоне разрушенных и сожженных изб, улиц. Деревенские бытовые картины, пикирующие самолеты на Сталинград, разрывы бомб…. Я все это видел уже раньше, на фронте и вот вижу снова, как наяву, и сердце начинает учащенно биться…

Эти рисунки, оказывается, спасли жизнь художнику: под Сталинградом советские солдаты наткнулись на тяжело раненного немецкого солдата и хотели добить, но увидели в его сумке рисунки советских людей, удивились их правдивости, перевязали немцу раны и оставили лежать на поле боя. Уже потом немцы подобрали его и доставили в госпиталь. Немецкий врач в госпитале по бинтам понял, что Христиана перевязали русские.

Христиан подарил нам с Ханнелоре прекрасную копию рисунка: на вершину горы из последних сил, с посохом в руках и огромной сумой за плечами поднимается человек. Гора окутана мраком…. Смотрю на рисунок, и возникает образ горьковского Данко.

Христиан восторженно приветствовал гуманитарную акцию немцев помощи российским ветеранам, считал ее очень важной, ведь он признавал вину своего народа перед Советским Союзом. Христиана волнует гонка вооружения, милитаризация стран, волнует и судьба будущих поколений, и он считает своевременным принятие Обращения к народам ветеранов войны «В XXI век — век без оружия и войн».

Я понимал его сожаление о невозможности лично побывать в России, повстречаться с ветеранами и рассказать о своих чувствах и мыслях в кругу новых друзей. Радовало Христиана проведение выставок его работ в России, он считал это его личным вкладом в укрепление нашей дружбы и примирение. Они прошли в городах Поволжья, на Урале — в Екатеринбурге, Челябинске и других городах Уральского региона. Постоянными экспонатами остались его картины в военно-историческом музее Екатеринбурга. Познакомились с работами Христиана Модерсона и жители Санкт-Петербурга. Остались его картины и в Успенском храме, возле Сологубовки, что рядом с кладбищем немецких и советских солдат, погибших под Ленинградом.

В 2005 году мы с Ханнелоре получили приглашение от Христиана Модерсона на открытие выставки картин его отца Отто Модерсона. На этой выставке мне выпала честь вручить Христиану «Знак примирения» народов России и Германии, изготовленный в России. Зал музея во время этой процедуры буквально взорвался от восторга. Дискуссии затянулись до позднего вечера — вой-

на жила в памяти немцев старшего поколения.

Христиан с нескрываемым волнением заявлял, что он уверен в прекрасном будущем народов России и Германии, в том, что они вместе будут противостоять возникновению любого военного конфликта. Он верит в мирную жизнь людей и верит в то, что разум восторжествует.

Во время одной из встреч у Христиана Модерсона Ханнелоре дисскутировала с хозяином дома о творчестве Бетховена, а я рассматривал картины, развешанные на всех стенах, и вдруг, как молния, перед моим взором появилась икона! Наша, православная. Стояла она на почетном месте — на камине. Христиан заметил мое волнение при виде иконы и рассказал такую историю.

Е го родной брат Ульрих, не лишенный способности к живописи, был мобилизован на войну рядовым солдатом и оказался на Восточном фронте. С фронта Ульрих и привез с собой эту икону, когда был в краткосрочном отпуске.

Оказалось, что на фронте часть, в которой служил Ульрих, однажды остановилась в одной из деревень. Он расположился со своими лошадьми и повозкой у одинокого старика и ночевал в старой крестьянской избе, крытой соломой, очень бедной и совершенно пустой. В углу избы только икона. Иногда он брал ее в руки, разглядывал и бережно возвращал на прежнее место. Ульрих ухаживал за лошадьми, на которых подвозил на передовую продукты питания, помогал старику в огороде, старался подкормить старика. Так продолжалась несколько дней.

Когда пришло время покинуть деревню, брат запряг лошадей в повозку, забрал свои вещи, попрощался со стариком и уселся в повозку. Тронулся. И вдруг солдаты закричали Ульриху и стали показывать, что к нему спешит старик. Все остановились. Старик подошел к Ульриху, перекрестил его той самой иконой и протянул ее. Затем снова перекрестил и махнул рукой — поезжай! Все происходило на глазах солдат, стоящих вокруг повозки Ульриха. Они стояли потрясенные.

Так икона оказалась в доме Модерсонов и стала самой дорогой семейной реликвией. А Ульрих с войны не вернулся.

Н е перестаю удивляться благосклонности судьбы и ко мне, старому солдату. Она свела меня в Дрездене с ветераном войны, немецким солдатом Гансом Мрачински, художником, профессором. Юношей Ганс был мобилизован в армию и отправлен на Восточный фронт «освобождать народы от каких-то коммунистов, врагов, которые угрожали и немцам, и Германии», но вскоре оказался в плену. Лагеря военнопленных находились в Подмосковье. В лагере профессия художника предопределила будущее военнопленного: ватман, карандаш, краски и рабочий стол в структурах лагерных служб политпропаганды. Со слов Ганса, только в лагере он осознал и понял, что война была ужасом и страданием для всех людей, втянутых в нее по воле политиков. С тех пор война поселилась в его мыслях и чувствах и прошла через все его творчество. До сих пор.

С первой встречи наши мысли и души с Гансом оказались открыты друг другу: роднила единая судьба, понимание прошлого. Войну без слов я увидел в рисунках Ганса, написанных в лагере и после войны. Война, она и есть война, откуда на нее ни посмотри. Оригиналы некоторых рисунков после возвращения из плена в ГДР у Ганса изъяли соответствующие органы, о чем он весьма сожалеет, но тему войны продолжает до сих пор.

Работы Ганса Мрачински вместе с рисунками Христиана Модерсона представлялись на выставках в России и остались в фондах музеев Екатеринбурга, Санкт-Петербурга, музее примирения в Успенском храме Сологубовки. В 2008 году Ганс Мрачински на личные средства издал триста экземпляров каталога своих картин и подарил обществу.

Ганс всем своим сердцем близко принял совместное Обращение ветеранов войны к общественности «В XXI век — век без оружия и войн». Я понимал, чувствовал его тревогу за политику милитаризации стран, военные конфликты, нестабильность в мире. Близки и его тревоги за возможность ядерной войны… Что говорить, сердца старых солдат, особенно на Западе, еще кровоточат…. О своем — не говорю.

Аргументы Ганса в этом — неоспоримы. Так же, как и всех старых ветеранов, солдат, немцев и российских. Всех, в ком остается еще и живет война своим кровавым следом……

Нет смысла говорить о том, насколько близки мне, старому солдату, Христиан Модерсон и Ганс Мрачински. Война породнила нас: доступны и понятны стали наши судьбы, связанные войной. Мы, ветераны, стараемся, в меру своих возможностей, сказать свое слово о войне, человеческом горе и страданиях, принесенных войной, мы не можем молчать об этом, не имеем права перед ее жертвами. Мы в постоянном диалоге с людьми, общественностью: рассказываем, выплескиваем из себя прошлое, напоминаем нынешнему поколению о тех ужасах, которые выпали на нашу долю. Помимо слов, Христиан и Ганс еще и предоставляют возможность людям с помощью рисунков увидеть реальность кошмара и безумия войны.

1996 год. В центре Екатеринбурга накануне Дня Победы в музее молодежи открывается персональная выставка акварелей немецкого художника профессора Адольфе Бёлиха, организованная германским Организацией помощи ветеранам войны в России и нашим Фондом помощи инвалидам войны.

Юношей Адольф Бёлих начал трудовой путь электриком, но дар и любовь к живописи, упорная борьба за реализацию своего дара помогли стать художником, а потом и профессором, доктором искусства и ректором художественной академии в городе Дрездене. Знакомство с Ханнелоре Дандерс, интерес к новой России и сложности социальных проблем российских ветеранов войны, гуманные чувства привели Адольфа в Общество помощи ветеранам войны в России.

Выставка акварелей Адольфа Бёлиха положила начало проведения многих выставок, в которых участвовали Христиан Модерсон и Ганс Мрачински. Вход на выставки всюду был свободным. От имени Общества акварели дарились госпиталям ветеранов войны, общественным и благотворительным организациям, музеям, административным органам и инвалидам, ветеранам прошлой войны. При последнем посещении Германии Адольф, вручая мне картины, просил подарить их старым российским солдатам, ветеранам прошлой войны, чтобы они, картины, стали знаком примирения наших народов.

Если рисунки Христиана Модерсона и Ганса Мрачински напоминают о великой скорби и будут волновать людей всегда, то акварели Адольфа Бёлиха, наоборот, излучают добро, ласкают взор людей красотой природы и гармонией счастья.

Сколько же я везу с собой, когда еду в Германию, приветов, добрых пожеланий, благодарностей, сувениров из России от наших ветеранов, людей, посетивших Германию и побывавших в гостях у Адольфа и Кристины. По-стариковски поделюсь: сколько Ханнелоре ежегодно привозит в Россию картин Адольфа Бёлиха в специально приобретенном для этого большом чемодане, а сколько картин уже подарено россиянам. Подумаю, и голова кругом идет. А у Адольфа Бёлиха не видно, что она кружится: в его глазах всегда выражение внимания, всегда улыбка. Радуюсь, когда вижу счастливого человека……

Х очу коснуться судьбы друга, журналиста немца Вольфганга Хверта. Он прошел войну сполна, остался жив. Казалось бы, радуйся, отдыхай, будь счастлив. Не получается. Вольфганг трудится в Обществе помощи ветеранам войны в России: информационная работа, переписка общества, редактирование материалов, Интернет.

Волнуют старых немецких солдат нестабильность в мире, военные конфликты, угроза войны. И для того, чтобы не повторилось прошлое, ради завтрашнего дня, мирной жизни будущих поколений, они сегодня на общественных началах делают все, что могут, что позволяет им здоровье.

Виктор МАКСИМОВ.

 

‘, 1, 15, ‘2011-12-10 17:45:38’, 42, ”, ‘0000-00-00 00:00:00