Международный лагерь в Магдебурге

Ежегодно в Германии проводятся международные молодежные лагеря. Трудятся в них ребята из разных стран под девизом «Примирение над могилами — работа во имя мира». Основная их задача — ухаживать за солдатскими захоронениями.

Такие международные молодежные лагеря проводит гуманитарная общественная организация Народный Союз Германии по уходу за военными могилами. Союз основан почти девяносто лет назад. За это время он смог благоустроить в Германии более 400 военных кладбищ. Сегодня под его опекой находится более 800 захоронений в 45 странах мира. Только за последние годы удалось восстановить более 300 захоронений воинов, погибших во Второй мировой войне. Около полумиллиона погибших уже перезахоронено.

Мне посчастливилось уже второй раз стать участницей этого лагеря. С 14 по 28 июля я побывала в Магдебурге.

Многонациональное единство

Летом 2009 года в городе Магдебурге, столице земли Саксония-Анхальт, международный лагерь собрал ребят от 16 до 19 лет из десяти стран — Молдовы, Латвии, Украины, Сербии, Боснии-Герцеговины, Польши, Чехии, Англии, Германии и России. Все они свободно говорили на двух-трех иностранных языках. И все искренне рассказывали о своей стране то, о чем не пишут в газетах и не показывают по телевидению. Конечно, мне хотелось узнать, слышал ли кто-то о нашем Челябинске. Разумеется, поначалу было трудно объяснить, что бывшие кэвээнщики Дулин и Михалыч, герои «Нашей Раши», программы, которую смотрят в странах ближнего зарубежья, — не «национальные герои» Южного Урала. Что Челябинск — это миллионный город, где есть знаменитый Танкоград, металлургические комбинаты, десятки вузов, что это земля, где растут яблоки и хлеб, а медведи водятся только в лесах.

Но лагерь — это не только вечера знакомств, танцы и спортивные состязания, это, прежде всего, труд. И труд осознанный. Труд, когда ты постигаешь печальную и трагическую историю мест, где тебе приходится работать.

Фон Тресков

из Магдебурга

Лагерь наш располагался в Магдебурге. Для начала стоит сказать, что история города насчитывает более 1 100 лет. В XVII веке ему пришлось пережить страшный пожар, а в 1945 году он был почти полностью разгромлен массированными бомбардировками союзников по антигитлеровской коалиции. Тем не менее, сегодня в Магдебурге хранились древние памятники архитектуры — например, готический кафедральный собор XVI века, и произведения современных художников. Можно увидеть последнюю знаменитую работу австрийского архитектора и живописца Хундертвассера «Зеленая цитадель» — большой и удивительно сказочный ярко-розовый дом с уютным внутренним двориком, фонтаном, цветами и деревьями на крыше (поэтому это именно «зеленая», а не «розовая» цитадель). Все это удалось увидеть нам, участникам лагеря, во время экскурсий, которые нам устроила немецкая принимающая сторона.

Жили мы в обычной немецкой школе. Нашим домом на две недели стали кабинеты литературы, географии и биологии, в которых стояли кровати, столы и стулья. В нашем распоряжении был и большой спортивный зал. Вечером он превращался в кинозал — проектор, бум-бокс, стена-экран, а вместо мягких кресел — спортивные маты. Вот только последние ряды в нашем кинозале были не для поцелуев, а для спокойного сна. Там засыпали те, кому не нравился фильм.

Питались мы тоже в школе. Например, завтрак и ужин — шведский стол. Обед нам привозили из местного ресторанчика, но уверяю вас, что нет на свете ничего лучше маминого борща или солянки. Но немцам, которые не очень любят проводить время на кухне, наверное, этого не понять!

Были у нас дежурные, которые накрывали столы, мыли посуду, душевые комнаты и туалеты. В общем, все, как в обычном детском лагере. Днем — работа и экскурсии, вечером — обустройство быта.

Трудиться нам предстояло на территории старого городского кладбища Магдебурга. Это место, скорее всего, было похоже на парк — в центре небольшая церковь и здание крематория, кругом — роскошные цветочные клумбы и величественные вековые деревья. Главное, там похоронены советские солдаты, жертвы политических репрессий, заключенные концлагерей, солдаты Первой мировой войны. Как оказалось, местные жители часто прогуливаются по тенистым аллеям этого старого кладбища.

Есть на нём мемориал «16 января 1945 года». Именно в этот день Магдебург бомбили английские войска, и под их снарядами погиб каждый второй житель города. Это памятное место и стало нашим постоянным местом работы. Мы собирали мусор, чистили надгробные плиты, пропалывали цветники на могилах.

Однажды мы стали участниками небольшого митинга, который ежегодно проводится 20 июля. Дело в том, что именно в этот день 1944 года был приведен в действие план покушения на Адольфа Гитлера. Операция, которая называлась «Валькирия», провалилась. Группа участников заговора была арестована и расстреляна в Берлине в этот же день. Хеннинг фон Тресков — один из участников заговора, который после провала операции покончил собой. А родился и вырос Тресков в Магдебурге. Именно поэтому в его честь на главной аллее центрального парка родного города у памятного мемориала каждый год проводится митинг. После минуты молчания представители городской администрации, военные бундесвера и участники международного лагеря по традиции возлагают к монументу венки и цветы.

«Марш смерти» из Лангенштейн

В один из дней нам устроили необычную экскурсию. Скажу сразу, помимо исторических достопримечательностей городов, где нам удалось побывать, мы, прежде всего, приезжали в места, так или иначе связанные со словом «смерть». В городе Лангенштейне мы побывали в музее концентрационного лагеря «Цвиберге».

Весной 1944 года в него доставили 5 000 узников. Заключенные должны были работать на строительстве подземных тоннелей. Выжить в этом концентрационном лагере было практически невозможно. По статистике узник погибал там уже через шесть недель — такие адские условия работы и содержания там царили. Умирали в «Цвиберге» от голода, болезней, гибли во время обвала в шахтах. Ровно через год, весной 1945-го, когда к лагерю приближались американские войска, фашисты расстреляли больных, а кто мог стоять на ногах, стали выводить из лагеря. Но так называемый «марш смерти» длиной в 300 километров выдержали не многие. В живых осталось всего 500 заключенных.

И вот мы в Цвиберге. Большие, заросшие травой поля, окруженные почерневшими от времени и сырости деревянными столбами. На некоторых еще сохранились остатки колючей проволоки. Вот и все, что сегодня осталось от лагеря. Для немцев это место священно. Почти как кладбище. В 1949 году «Цвиберг» получил статус памятного места, через 30 лет там открыли музей, а в 1984 году — памятный мемориал.

У музея есть традиция. Гости, приехавшие на экскурсию, могут стать участниками особого ритуала. Его условно можно назвать так — «помянем невинно погибших». Каждому гостю дают небольшой камень, на котором маркером нужно написать имя, фамилию, дату рождения и дату смерти человека, погибшего в лагере «Цвиберге». Сделали такие надписи и мы, а затем отнесли камни памяти к главному мемориалу. Там тысячи таких камней. Как говорят работники музея, мы написали имена последних не помянутых погибших.

Огонь Гарделегена

По всей Германии в годы Второй мировой войны были разбросаны сотни концлагерей. Весной 1945 года, когда война уже близилась к концу и советские войска, американцы и англичане бомбили фашистскую Германию, нацистская машина уничтожения еще не была остановлена — она убивала оставшихся в живых заключенных.

Той весной на окраину города Гарделеген земли Саксония-Анхальт по железной дороге доставили 1 016 узников, которых загнали в барак и его подожгли. Пленники сами чудом успели потушить огонь, но спастись не смогли. Фашисты забросали барак гранатами.

Сегодня на этом месте музей под открытым небом. Каждый год сюда привозят участников международного лагеря города Магдебурга. У музея, когда мы приехали, нас встречали члены благотворительной организации «Ротари клуб» и бургомистр города Гарделеген. Они и рассказали нам о событиях, которые произошли здесь 64 года назад. А еще бургомистр сказал: «Вы молоды, полны сил и идей, помните, что будущее зависит именно от вас. Надеюсь, что и ваши дети будут знать о Второй мировой войне, будут бороться с фашизмом и национализмом. Только вы можете объяснить им, что нужно беречь мир на земле. Только вместе мы можем сделать все от нас зависящее, чтобы страшные ошибки истории никогда не повторились».

На этой святой земле, пропитанной кровью сожженных заживо людей, мы трудились два дня, и слова девиза международного лагеря: «Примирение над могилами — работа во имя мира» были нам как никогда близки и понятны.

Львы Брауншвейка

В один из редких солнечных дней мы поехали в Брауншвейк. Это крупный город на юго-востоке федеральной земли Нижняя Саксония, в котором проживает почти 240 000 жителей. Город с тысячелетней историей изначально имел название Брунсвик. Оно складывалось из двух слов — имени саксонского графа-основателя Бруно II и слова «вик», которое означает «перевалочный пункт, склад и место отдыха для купцов». Ведь именно Брауншвейг, расположившись на реке Окер, долгое время был крупным торговым центром.

Символ города — лев. Дело в том, что к имени монарха герцога Генриха добавляли приставку «Лев». Неудивительно, что в 1166 году по приказу герцога на площади рядом с Кафедральным собором на пятиметровом цоколе была установлена бронзовая скульптура льва.

Находясь в этом городе, сразу понимаешь: Брауншвейк смог сохранить свою старину и древность — каменные скамейки и львы, мощеные улочки, резные арки, старая торговая площадь, ратуша и роскошный собор Святого Власия, где находится гробница Генриха Льва и его жены. Между прочим, супруга Генриха Матильда была дочерью английского короля и родной сестрой короля Ричарда I Львиное Сердце.

В Брауншвейке умело сочетаются здания различных эпох, а в магазинчиках, как и тысячу лет назад, бойко идет торговля посудой, одеждой и обувью. Роскошный вид на город открывается со смотровой площадки Квадриги.

Прогуливаясь по историческому центру города, мы обнаружили одно очень интересное здание. «Happy RIZZI House» — это небольшой шестиэтажный дом ярко розового цвета. Его окна в форме сердечек и облачков, на стенах изображены счастливые и влюбленные люди. Здание увешано сердцами, поцелуями и звездами.

Берлинское «поле» бетонных колосьев

И вот мы в Берлине. В этот день столица Германии явно не ждала нас в гости. Казалось, берлинское небо вылило на нас всю воду. Единственным спасением стала обзорная экскурсия. Только сквозь окно автобуса удалось увидеть самые известные достопримечательности Берлина — 69-метровую Колонну Победы, увенчанную 8-метровой фигурой богини Виктории, Рейхстаг, Бранденбургские ворота, Александерплац, «Красную ратушу», Ведомство федерального Канцлера Германии и современный, открытый всего пять лет назад Памятник уничтоженным евреям Европы.

Если до этого времени мы видели памятники, водруженные на месте скорбных мест, то этот монумент сооружен в историческом центре городе как раз над бункером служебной виллы Геббельса. На его строительство Германия истратила более 27 миллионов евро. На площади в 19 тысяч квадратных метров в шахматном порядке установлены 2 711 бетонных стел различной высоты — от 20 сантиметров до 4 метров. По замыслу американского архитектора Питера Айзенмена, памятник должен напоминать волнующееся поле колосьев. Не знаю, напоминает ли он поле, но когда ты идешь между огромными бетонными стелами, расположенными в четком геометрическом порядке, тебя обуревает страх, хочется взять за руку рядом идущего, чтобы не потеряться в этом «поле бетонных колосьев», чтоб не пропасть по одиночке.

Задаешься вопросом: нужен ли страх современным немцам? Думаю, нет. Но государство постоянно наглядно демонстрирует своим гражданам, что оно признает преступления, которые были совершены их страной, что оно считает себя ответственным за историю и считает себя виновным в гибели миллионов людей. Потому в Германии не только заботятся о старых захоронениях и памятниках, но и строят новые. А близость «поля» к парламентским и правительственным кварталам только подчеркивает обращенность мемориала к государству и обществу.

Под мемориальным полем Памятника уничтоженным евреям Европы находится музей. В шести залах собраны не только архивные материалы, рассказывающие о Холокосте, его причинах и последствиях, но и частная информация — фотографии, личные документы, письма людей, в которых сплелась вся судьба еврейских семей в период Второй мировой войны.

… …Мы вышли из музея и не узнали Берлина. На чистом голубом небе светило солнце. Успели высохнуть лужи. Словно не только мы, но и природа прошла сложный период понимания, очищения, познания.

Вместо

послесловия

Пролетели две недели невероятно быстро. В последний день нам устроили прощальный вечер. И мы сняли кросовки и джинсы. Переоделись. Девушки — в туфли на каблуках, которые бесполезно валялись в чемоданах две недели, юноши — в белые рубашки. Все напоминало выпускной бал. Даже именитые гости были. Проститься с нами и поблагодарить за работу прибыл президент парламента города Магдебурга Рейхар Фюрер. На прощальном митинге — на польском, английском, латышском и русских языках была прочитана речь, посвященная жертвам всех войн. Она призывала к миру.

После фуршета руководители лагеря вручили нам подарки, наговорили много добрых слов. Было немного грустно, чувствовалось, что расстается большая, дружная, интернациональная семья. Увиденное, услышанное, прочувствованное, общение со сверстниками из других стран, труд, извините за пафос, во благо — все это подарило много сил.

Наталья НАХТИГАЛЬ.

Фото автора.

 

‘, 1, 15, ‘2011-12-10 17:46:33’, 42, ”, ‘0000-00-00 00:00:00