Юбилей, который никто не заметил

В этом году мы отметили 70 летнюю годовщину депортации в 1941 году советских граждан немецкой национальности из Республики немцев Поволжья. Дата серьезная. Хороший повод вернуться к событиям,

прошедшим в годы Великой Отечественной войны, и наряду с присвоением российским городам звания «Город воинской славы», вспомнить и о людях, которые внесли немалый вклад в нашу общую Победу. В первую очередь я имею в виду репрессированные народы. Государство приняло решения, которыми признало решения 70 летней давности ошибочными и незаконными. А какие изменения прошли в сознании нашего российского общества?

В первую очередь меня интересует реакция на этот печальный юбилей у населения, которое сейчас проживает на территории бывшей республики. Главным событием мероприятий, которые провели в августе этого года общественные организации немцев Российской Федерации, стало открытие в Саратове памятника, посвященного репрессиям против советских немцев и их депортации в глубь Советского Союза. Обстановка, которая сложилась вокруг этого события, требует более детального рассмотрения.

Бумага все стерпит

У любой памятника должна быть надпись, которая говорит о том, кому и какому событию он посвящен. Казалось бы Указу Верховного Совета СССР от 28 августа 1941 года была дана однозначная оценка еще в 1964 году и теперь какие могут быть вопросы. Но не тут то было. Оказывается, до сих пор живут люди, для которых немец это только фашист, свой, советский немец в том числе. И эту позицию они не скрывают. Я считаю, что с позицией и аргументацией этих людей надо познакомиться обязательно.

«Письмо членов общественного совета Энгельсского муниципального района В.И. Надеждина, А.И.Зюбиной, А.Г.Каричева, В.А.Королёвой. А.В.Кульпина, Б.Н.Тищенко, Т.А.Холоповой, направленное в апреле-мае 2011 года Председателю Государственной Думы, Премьер министру, Министру по делам Федерации РФ (так у авторов, видимо имели ввиду Министерство регионального развития РФ), Губернатору.

Саратовское отделение ФНКА «Немцы России» вышло с инициативой ус¬тановить на центральной площади г. Энгельса памятник к 70- летию депортации немцев в восточные части страны. Своё предложение они аргументируют тем, что решение о переселении немцев было преступлением, в результате которого, из-за сложных условий в трудовых лагерях, значительно сократилось числен¬ность немецкого населения,

Годы

1936

1959 1979
Русские, млн. чел. 99,6 114,1 137,4
Немцы, тыс. чел. 1427,2

1619,7

1936,2

 

С 1936 по 1959 год численность русских увеличивалась на 14,6%, немцев -на 13,4%. С 1959 по 1979 — на 20,1% и 19,5% соответственно.

Прирост украинцев на 1959-1979 г.г. составил 13,7%. Темпы роста числен¬ности русских и немцев настолько близки, что даже без учёта снижения чис¬ленности из-за вынужденной эмиграции немцев (1943-1944 г.г.) нет никаких ос¬нований заявлять о геноциде немецкого народа.

Легко обвинять сейчас. А в то время, когда половина Европейской части страны за два месяца была оккупирована, когда на 7 ноября 1941 года был на¬значен парад немецких войск на Красной площади Москвы, когда чаша весов колебалась, и любой незначительный факт мог стать решающим, перед прави¬тельством и командованием стоял не лёгкий вопрос.

Советское правительство решило исключить возможность контакта немец¬кой армии с немецким населением автономии, переселить его в восточные рай¬оны страны.

Такое же решение принималось в 1917 году царским правительством во время первой мировой войны.

Сенатор предвоенной Германии Г. Раушнинг в своей книге (М. «МИФ», 1993. стр. 114 — 121) приводит факты, как Германия планировала ис¬пользовать диаспоры зарубежных немцев, как ставилась задача вовлечь всех зарубежных немцев в сеть секретных служб, нацелить их на выполнение бое¬вых задач в тылу противника. Заявление Гитлера: «пусть тот, кто осмелится пе¬речить, знает, что ему нечего больше ждать от Германии и в своё время он по¬лучит по заслугам, как предатель нации», не осталось незамеченным. На захваченной врагом территории имело место сотрудничество немецкого населения с оккупационными немецкими властями.

Книга Г. Раушнинга «Говорит Гитлер зверь из бездны» веский аргумент в споре с теми, кто считает ошибочным решение Советского Правительства о переселении немцев с Европейской части СССР вглубь страны.

Лидеры российских немцев и сейчас не перестают апеллировать к Германии, обращаясь к ней как к прародине, заявляя, что они никогда не теряли её из вида и, что она является движущей силой современных их требований создать республику на Волге

В Отечественной войне погибло 27 млн. человек, 25 млн. осталось без кро¬ва, полностью или частично разрушено и сожжено 1710 городов, более 70 тыс. сёл и деревень. Сожжено и разрушено более 6 млн. зданий.

Трудовым фронтом была вся страна. Понимая это можно ли говорить, что пострадала только одна национальная группа — немцы, что трагедия тех, кого увозили на Восток, была большей, чем трагедия тех, кого увозили на Запад, в действующую армию, в окопы, под пули. Или трагедия тех, кто с детьми и пустыми котомками пешком пробирался на Восток из оккупированной и разорённой врагом территории. Это неверно, нескромно и бессовестно.

Явилась ли трагедия белорусов, украинцев и других национальностей на захваченной врагом территории, жителей сожжённых и разрушенных городов, угнанных в рабство в Германию менее значительной, чем трагедия немцев СССР?

Решение о переселении нельзя воспринимать как безрассудный акт жесто¬кости или более того, как политический террор против немецкого населения. Так делают сегодня лишь бессовестные политиканы.

Депортация немцев в восточные районы страны — это вынужденный шаг продиктованный обстановкой военного времени, это следствие нападения Германии на СССР.

Посмотрим, как решался вопрос с немецкими диаспорами в других странах.

Все немецкие поданные, проживающие в Англии и Франции были интернированы превентивно. В Голландии, Бельгии арестовывались все немцы, подозреваемые в принадлежности к пятой колонне. Аресты и высылки сопровождались оскорблениями и унижениями.

В Польше распускались сельские кооперативы, закрывались школы и клубы, активисты арестовывались, были закрыты немецкие издательства, возникали стихийные погромы. После нападения Германии на Польшу репрессии усилились. Для вывоза немцев иногда подавались поезда. Выселяемые часто шли пешком, перенося унижения и оскорбления.

После нападения на флот США в Перл-Харборе все лица японской национальности были согнаны в концлагеря, за колючую проволоку. Лишь через 30 лет правительство США принесло им свои извинения. И проблему закрыли.

Несмотря на то, что в США проживает 5,1 млн. немцев, никто не требует там территории для республики или особых к себе отношений. Знают, что государственная политика этой страны не терпит анархии в государственном строительстве, что за призыв к сепаратизму можно угодить на 10 лет в тюрьму.

Так отреагировало мировое сообщество и цивилизованная Европа на немецкие диаспоры в своих странах. И только в Советском Союзе, эта проблема решалась без истерии и более цивилизованно, чем в «цивилизованной» Европе.

Эти исторические фрагменты говорят о том, что депортация немцев в восточную часть страны была общепринятой в мировой практике военной необходимостью, явилась следствием нападения Германии на СССР и не является актом политических репрессий.

Инициатива саратовского отделения ФНКА установить на центральной площади г. Энгельса памятник к 70-летию депортации является безоснователь¬ной и провокационной. Провокационной потому, что является продолжением их незаконных требований на территорию По¬волжья, попыткой достижения их основной уставной цели, создать республику;

  • вносит напряжение в межнациональные отношения многонационального Поволжья;
  • нарушает хрупкое равновесие и наметившееся улучшение отношений, после бурных 90-х годов, к немецкому населению;
  • требует установки памятника на территории, не имеющей никакого отношения к депортации и никогда не являвшейся территорией немецких поселений.

Место установки не воспринимается потому, что г. Покровск ставший Энгельсом в 1931 году никогда не был немецким поселением. Незаконно присоединенный к немецкой области в 1922 году он в течение 19 лет вынужденно был её центром. В настоящее время немецкое население составляет менее 0,5% от населения города. Даже если бы памятник был нужен, ставить его не для кого.

По изложенным причинам мы не принимаем идею создания памятни¬ка, и считаем невозможным его установку на территории г. Энгельса.

Для всего многонационального сообщества России есть одна общая для всех дата — это 22 июня 1941 года. Вместе с 9 мая 1945 года — это трагедия и триумф нашего общенационального сознания. Не надо делить её на маленькие трагедии с целью получить для себя дивиденды. Не надо тянуть одеяло на себя.

Если ФНКА РН желает показать немецкому населению свою работу и оп¬равдать трату бюджетных денег, она может реализовать эту идею в качестве выпуска от своего имени памятного знака, или реализовать её в качестве па¬мятника с установкой его в месте компактного проживания немцев, например, в Азовском национальном районе.

ФНКА, по сути, поставила членов Общественного Совета района перед фактом, заявив, что во всех инстанциях вопрос уже согласован. Согласован и состав делегации, в том числе и представители Германии, численностью в 300 человек. Это встречает непонимание.

Инициативу ФНКА по установке памятника ко дню депортации немцев в г. Энгельсе считаем исторически несостоятельной, политически ошибочной. Реализация идеи может быть использована для обоснования убеждения, что немцам доверять нельзя, что к своей цели они пойдут, негласно решая вопросы, перешагивая через интересы других национальностей, что может стать фактором стимулирующим напряжение в регионе. Требуем исключить возможность установки памятника в г. Энгельсе. Денежные средства, выделенные из бюджета на приезд в августе этого года в г.г. Энгельс, Маркс, Красноармейск и другие районы, по случаю дня депортации, делегации в количестве 300 человек, ждут лучшего применения». Что характерно, сайт города Энгельса опубликовал это письмо по заголовком «Мы против оккупации немцами Поволжья!» без кавычек, видимо редакция разделяет точку зрения авторов.

Я уверен, что в этом письме не отражена позиция всех жителей Саратовской области. Но это мнение довольно большой прослойки нашего общества, которое, кстати, очень активно. На сайте «Взгляд-инфо» под рубрикой «Новости Саратова» опубликована информация «Власти и горожане возмущены надписью на памятнике немцам Повольжья». Я думал, что сейчас их должны возмущать действия советской власти в 1941 году против своих немцев, а их видите ли возмущает желание потомков тех репрессированных увековечить память безвинно погибших. Фактически это письмо должно заинтересовать прокуратуру, ведь в нем разжигается бацилла национальной розни и звучит призыв к продолжению дискриминации одного из российских народов.

Позиция российского правосудия просто удивительна. То что произошло в Саратовской области, становится характерным для межнационального общения в России. Совсем недавно журналистка татарского телеканала «ТНВ» Эльмира Исрафилова публично назвала русских, проживающих в республике, оккупантами и стала для членов националистических организаций чуть ли национальной героиней. Следственные органы не нашли в ее действиях состава преступления. Интересно в каких регионах и какие народы тоже станут оккупантами?

Отсутствие политической воли у власти, на решения которые она уже приняла, но не реализовала, приводит к сохранению в нашем обществе мнения, что репрессии в годы войны по национальному признаку были обоснованы, и этим оправдывают смерть десятков тысяч ни в чем не повинных советских граждан: женщин, стариков и детей.

В нашем обществе сложились две версии на далекие исторические события, которые были высказана на форуме саратовского интернет-журнала «Общественное мнение»:

Александр Николаевич Сукманов, 25.08.2011

Ну и ну. Какое вопиющее невежество и нахальное вранье. Немцев не депортировали — поскольку депортируют за границу. Немцев не репрессировали — а переселили по законам войны. Как американцы японцев после Пирл-Харбора интернировали до окончания войны. Интернированные в 1941 году поволжские немцы жертвы войны 1941-1945 г.г., а не жертвы депортации или репрессий. Еще неизвестно — а не пошел бы вермахт на Саратов — который взять можно одной пушкой, обстреливая весь город с любой горы. Так что политика десталинизации, переходящая в политику дерусификации — медленно набирает обороты…»

Федя, 25.08.2011

«Сукманов хватит врать!
Российских немцев репрессировали и депортировали, потому что, потом была реабилитация этого народа, как и многих других начиная с 1956 года. Хватит вещать народу лапшу. Есть несколько нормативно-правовых актов СССР и РФ по данному вопросу. Читайте открытые источники, например, вот эту книгу: Земсков В.Н. Спецпоселенцы (1930–1960). М., 2005;

А также следующие законодательные акты: Федеральный Закон «О реабилитации жертв политических репрессий» (№1761-1 от 18 октября 1991 года); Постановление Верховного Совета СССР «Об отмене законодательных актов в связи с Декларацией Верховного Совета СССР от 14 ноября 1989 года «О признании незаконными и преступными репрессивных актов против народов, подвергшихся насильственному переселению, и обеспечении их прав».Закон РСФСР «О реабилитации репрессированных народов» от 26.04.1991 № 1107-1 26 апреля 1991 г., Постановление Верховного Совета РСФСР «О порядке введения в действие Закона РСФСР «О реабилитации репрессированных народов» от 26.04.1991 № 1108-1 и т.д.»

«Уважаемый ФЕДЯ! Нормативные акты, на которые Вы ссылаетесь — не имеют к исторической истине никакого отношения. Их напринимали на волне горбачёвской демократизации — которая закончилась развалом Отечества. Никакие акты и памятники не исправят историческую истину — в 1941 г. было принято политическое решение о временном переселении немцев. Точно также США приняли политическое решение интернировать японцев после ПИРЛ-ХАРБОРА. И эти политические решения никакими актами и памятниками исправить нельзя. Точно также бессмысленно судить прошлое — оно состоялось. Поэтому утверждения о репрессиях и депортации немцев являют собой политическую провокацию. Была война на истребление. А на войне нет никаких законов. Поэтому на территории Энгельса задумана и осуществлена подлая политическая провокация, разжигающая межнациональную рознь. Иначе — совершено преступление. Интернированные в 1941г немцы являются жертвами войны 1941-1945г.г., а не жертвами политического режима. Подобных политических провокаций на всей территории России происходит великое множество при непротивлении власти. И каждая такая провокация вбивает гвоздь в гроб русской цивилизации и моего отечества. В части изгнания из собственных домов — что-то не слышу ни одного голоса в защиту русских, миллионами выгнанных из своих домов в бывших союзных республиках и сотнями тысяч убитых? Например — в той же Чечне. Вам не кажется это странным? Александр Николаевич Сукманов — 8-9063035171.

Бей своих, а чужие не боятся

Такая «каша» в головах многих россиян. Кто им ответит? Государство молчит. Немцы вынуждены сами доказывать, что они не верблюды. Делать это непросто, но ничего другого не остается.

А теперь об аргументах нынешних стратегов, которые готовы убивать тысячи людей только из-за того, что они в чем-то сомневаются. Хочу напомнить , что перед войной в Красной Армии служило около 40 тысяч наших немцев, которые с оружием в руках встретили врага. Они и после принятия Указа 28 августа оставались в армии и воевали. К примеру, моего отца из армии перевели в тыл в начале ноября 1941 года. За это время нет ни одного свидетельства о предательстве советскими немцами своей Родины. Это признают даже те, кто и сейчас оправдывает сталинские репрессии против народов СССР.

«Как свидетельствуют многие документы, гитлеровцам не удалось склонить к сотрудничеству немцев, проживавших на территории СССР, ни в тылу Красной Армии, ни на оккупированных территориях. По признанию В. Шелленберга, приверженность к идеям большевизма у этой категории была выше, чем у русских, а участие в оказании помощи германским оккупационным властям было чуть не единичным», — пишет начальник кафедры внутренних войск Военного университета, кандидат исторических наук, полковник Павел Смирнов.

Хочется спросить авторов письма, какими угрозами можно оправдать дискриминацию рссийских немцев до 1972 года. Несмотря на Указ от 1964 года, немцы не могли вернуться в свои родные места. Только 3 ноября 1972 году был принят Указ Президиума Верховного Совета СССР о снятии ограничений в выборе места жительства, предусмотренного в прошлом для отдельных категорий граждан, в котором он постановляет снять ограничения в выборе места жительства, предусмотренного Указами Президиума Верховного Совета СССР от 13 декабря 1955 года в отношении немцев и членов их семей.

А уж оправдывать репрессии и ссылаться на царское правительство, значит совсем не знать историческую правду и противоречивость действий власти в 1914 году. Постановление о борьбе с немецким засильем подписал премьер-министр России немец по национальности Б. В. Штюрмер,, десятки тысяч российских немцев воевали на Кавказском фронте и были военными санитарами.

Излюбленным аргументом в необходимости репрессий против советских немцев становятся перечисления того, что было уничтожено агрессором на территории Советского Союза и то, что от войны страдали все народы. Нынешняя группа даже обвиняет сейчас представителей российского немецкого народа в нескромности и бессовестности. Большего цинизма невозможно себе представить.

Домыслы, подозрения, возведенные в ранг до государственной политики, когда провалы властей списали на десятки народов своей страны, которые уже прошли через фильтры социальных репрессий, дошли до национальных. Это привело к тому, что не утруждая себя документальными доказательствами,Победа над врагом была оплачена не только гибелью солдат на фронте, но и смертью в тылу от морального и физического террора тысяч своих граждан. Натравливание одних народов на другие — одно из главных преступлений сталинского режима. Это ничем оправдать нельзя.

«Не надо делить её на маленькие трагедии с целью получить для себя дивиденды. Не надо тянуть одеяло на себя» — пишут авторы письма. Давайте посчитаем дивиденды, которые получили российские немцы, и спросим, кто ответит перед последующими поколениями российских немцев за сломанные их жизни, когда после войны они не могли вернуться в родные места, получить обратно отобранное имущество, поступить и учиться в вузах, служить в армии, занимать руководящие должности, получать заслуженные награды? У нас что и в 50, и 60, и 70 годы прошлого века продолжалась Великая Отечественная война?

Как может отнестись нормальный российский гражданин к факту установки памятника, на стеле которого написано: «Российским немцам – жертвам репрессий (1920-1930 гг.), депортации (1941 г.) в Сибирь и Казахстан, погибшим на фронтах Великой Отечественной войны, в рабочих колоннах (1941-1945 гг.) и на спецпоселении (1945-1955 гг.). Тем более памятник на свои деньги установили потомки тех, кто за колючей проволокой, под прицелами винтовок возводил в годы войны в тылу промышленные предприятия. Нормальный сказал бы: «Молодцы!» Так должны действовать все граждане. Вклад в Победу каждого народа, человека должен быть отмечен. Это касается и безымянных солдат на полях бывших сражений, и безымянных трудармейцев, закопанных в общих могилах без опознавательных знаков на Урале, в Сибири, в Казахстане и многих других местах нашей необъятной Родины. Предлагаю авторов этого письма провести по этим памятным местам. Разве стремление к справедливости может вызвать напряженность в межнациональных отношениях, если эта справедливость не за чей-то счет, а пример для других надо поступать, чтобы добиться справедливости. Не все завалы Великой войны мы еще разобрали.

Все начинается с головы

Из напористости авторов письма можно сделать следующие выводы. К сожалению, такая позиция очень жива в нашем обществе и у ней немало сторонников. Значит информация о том, какие трагические события в нашей стране происходили до, во время и после Великой Отечественной войны, неизвестна российской общественности. Истинные знания удел только специалистов. То, что события Великой Отечественной войны и сейчас будоражат общество. говорит о том, что многое надо объяснять, начиная со школьной парты, и два часа в школе на изучение истории Великой Отечественной войны катастрофически мало.

Если кто-то подумал, что это письмо единственное действие против установки памятника, то глубоко заблуждается. Бурную реакцию, даже во властных структурах, вызвала надпись на памятнике. За несколько дней до его открытия президент национально-культурной автономии немцев Поволжья Саратовской области Юрий Гаар заявил, что областные чиновники требуют переделать надписи на уже готовом монументе.

По его словам, на строительную площадку, когда памятник и надписи уже были сделаны (причем они прошли согласование с администрацией города Энгельса), приехал представитель правительства области. Министр Саратовской области и председатель комитета общественных связей и национальной политики Сергей Авезниязов «в ультимативной форме потребовал разбить эти плитки и нанести другие надписи, непонятно откуда взявшиеся и кем согласованные».

Изменения, на которых настаивает региональное правительство, следующие:

  • На главном месте памятника – стеле – должна была располагаться надпись «Российским немцам – жертвам репрессий в СССР». Требование власти: заменить слово «репрессии» на «депортация». На сайте Комитета общественных связей и национальной политики области памятник изначально наименовался «памятник «Российским немцам — жертвам депортации 1941 года».
  • Внизу на основании, фронтальной части памятника должна была располагаться надпись из романа Александра Солженицына «Архипелаг ГУЛАГ», касающаяся российских немцев. Выдержка из текста была раннее направлена представителями организации «Национально-культурная автономия российских немцев Поволжья» вдове писателя, от которой было получено письменное согласие. Требование власти: текст удалить и поместить другой фрагмент, не согласованный с автором. Причем текст должен быть размещен на немецком языке, а перевод, как отмечает Гаар, сделан неправильно.
  • С левой стороны должны были быть стихи Гете, с правой – Шнитке, жителя Энгельса. Требование власти: Шнитке вообще убрать и разместить какой-то другой текст.

Ю. Гаар отмечает, что требования власти невозможно выполнить даже технически — открытие памятника намечено на 26 августа. Подрядчик в письменной форме уведомил, что он отказывается выполнять эти работы, поскольку физически не в состоянии их выполнить. Также Ю. Гаар сообщил, что подрядчику поступают угрозы, чтобы он не завершал работу над памятником.

«Таким образом, открытие мемориала оказалось под угрозой срыва», — заключает Ю. Гаар и добавил от имени немцев Поволжья: «Мы заявляем протест действиям областного правительства и заявляем, что не уйдем от памятника, пока чиновники не откажутся от правки его проекта».

Информация об этом факте была опубликована в правительственной газете «Российская газета», но журналисты постарались сгладить ситуацию и не увидели в нем проявления большой исторической несправедливости в отношении российских немцев: «Между тем его оппоненты утверждают, что Гаар сам виноват в сложившейся ситуации: не согласовал проект ни с областными, ни с муниципальными структурами, не выполнил рекомендации, данные на общественных слушаниях.

— Мы предлагали внести туда фактическую информацию о числе высланных, к тому же слово «депортация» более точно (!- А.Н.) отражает смысл произошедших исторических событий, — объясняет министр общественных связей и национальной политики Саратовской области Сергей Авезниязов.

Однако устраивать скандал накануне торжеств областные власти не стали. Вице-губернатор Александр Бабичев заявил, что никаких изменений в надпись на памятнике вноситься не будет и при этом сослался на высокий авторитет:

— В президентском указе присутствует слово «репрессии», значит, оно будет и на памятнике, — заявил чиновник.

Сами представители немцев Поволжья считают, что установка монумента поможет убрать непонимание, которое сохраняется в отношении исторического пути этого народа.

— Немцы Поволжья в трудовой армии также отдавали свои жизни на благо Победы, но это многие годы замалчивалось, установка памятника покажет нашим современникам, что в этой стране их понимают и ценят, — считает доктор исторических наук Аркадий Герман.

Памятник репрессированным немцам Поволжья станет первым монументом такого рода в нашей стране. Ранее в Краснотуринске Свердловской области (то есть за пределами бывшей автономии) был установлен памятник погибшим в тех местах в годы войны немецким трудармейцам».

(«Российская газета» 24 августа 2011 г.)

Тем, кто выступил против надписи, хотелось бы предложить прочитать в словаре значение этих слов. «ДЕПОРТАЦИЯ (лат. deportatio), насильственное изгнание, ссылка. В СССР в период Великой Отечественной войны Д. подверглись многие народы (балкарцы, ингуши, калмыки, карачаевцы, крымские татары, немцы, турки-месхетинцы и др.). В 1989 Съезд народных депутатов признал Д. этих народов незаконной».

А теперь давайте сравним, что значит в нашем случае слово «Репрессии». Это «меры политического контроля, предпринятые против политических противников или возможных противников. Репрессии, так же как и угнетение, и подавление, предполагают физическое или психологическое давление, которое затрагивает эмоциональное, психическое или духовное состояние выбранных групп. Спектр репрессивных действий включает в себя:

вторжение и обыск жилища без ордера; разрушение частной собственности, включая поджог; подавление газет и других средств информации; запрещение пользоваться родным языком; запрещение политических партий; запрещение религиозных обрядов; увольнение с должности; использование специальных агентов с целью спровоцировать случаи насилия, оправдывающие применение репрессий; избиения и физические нападения на отдельных оппонентов; насильственная высылка или предотвращение выезда; неправомерные аресты и заключение; угрозы и репрессии в адрес семей противников; пытки и увечья; политическое убийство; казнь заключенных без суда или показательных процессов; тайные похищения отдельных лиц, сопровождаемые пытками и убийствами; погромы; уничтожение в трудовых лагерях каторжным трудом, плохим питанием, лишением сна; марши смерти под предлогом депортации».

Каждый, кто сравнит значение этих слов понимает, что депортация это только часть репрессий. И кто это решил, что депортация «отражает смысл произошедших исторических событий»? Удивляет, что оппоненты упрекали Ю.Гаара в том, что он «не согласовал проект ни с областными, ни с муниципальными структурами, не выполнил рекомендации, данные на общественных слушаниях». А что надо было согласовывать? Искать пути для сглаживания исторических фактов, искать аргументы, оправдывающие действия властей? Пора не согласовывать, а называть вещи своими именами, эти оценки давно даны в государственных документах. А теми, кто препятствует их реализации, должна заниматься прокуратура.

Но позиция власти и сейчас остается половинчатой. Вместо того, чтобы не было неопределенности, надо честно рассказать людям что произошло после Указа от 28 августа 1941 года и к каким последствиям эти действия привели, тем более что оценки этим действиям даны, к примеру, в Законе о реабилитации репрессированных народов и местная власть должна на него опираться.

А как поступила власть Саратовской области, когда возникло противодействие установке памятника? Как предполагает Саратов-times со ссылкой на независимых экспертов, возможно, по этой причине на открытие памятника не приехал губернатор региона Павел Ипатов. Губернатор «в Большом зале правительства области приветствовал участников международной научно-практической конференции, представителей центров российских немцев из других регионов, ученых-историков, членов Национальной культурной автономии российских немцев Поволжья Саратовской области», — говорится на сайте правительства области:

«Уроки истории не должны забываться. Проанализировав трагические ошибки тех лет, главы наших государств, общество, региональная власть нацелены на восстановление исторической справедливости и создание условий для эффективного сотрудничества наших народов», – отметил губернатор. А вот сказать это, глядя в глаза землякам, духу не хватило.

На церемонию приехало немало официальных лиц. Но вот первых лиц замечено не было. «Непосредственно в торжественной церемонии открытия памятника приняли участие заместитель Министра регионального развития Российской Федерации, председатель российской части межправительственной Российско-Германской комиссии Максим Травников, парламентский статс-секретарь Министерства внутренних дел Федеративной Республики Германия, Уполномоченный Федерального Правительства Германии по делам переселенцев и национальных меньшинств доктор Кристоф Бергнер, вице-губернатор — первый заместитель Председателя Правительства Саратовской области Александр Бабичев, Глава Энгельсского муниципального района Дмитрий Лобанов, президент федеральной национально – культурной автономии российских немцев Генрих Мартенс, а также члены официальной делегации республики Германия, представители российских немцев с различных регионов России, жители Энгельсского муниципального района,» — перечисляет сайт администрации Энгельсского муниципального района.

Обращаясь к присутствующим, глава района Дмитрий Лобанов отметил, что открытие памятника – это напоминание о том, что все люди равны в своем праве на жизнь и свободу. Чиновник также выразил надежду, что таких трагических событий, как переселение (а было не только переселение, но не хочется это видеть — А.Н.) российских немцев, больше не будет в календаре истории. (А его и нет в календаре исторических событий нашей страны — А.Н.)

«Другие выступившие отметили, что открытие монумента — это не только дань памяти российским немцам, пострадавшим в ходе депортационной (сказать «репрессивной» язык не поворачивается — А.Н..) политики советской власти. Памятник имеет большое значение для сохранения исторической памяти народа, поддержания преемственности поколений», — отмечается на сайте.

Памятник появился с теми надписями, которые и должны быть, со словами Виктора Шнитке:

Мне дерево знакомо это с детства
без имени. Нет множество имён,
исчезнувших по прихоти времён
среди скитаний жизненных и бегства.
А многих я не знал…

Памятник поставлен, но осталось в сердце каждого российского немца червь сомнения — а признает ли российское общество историческую несправедливость в отношении советских (российских) немцев. Опять как в 90-е годы прошлого века разошлось саратовцы, да не только они, по разные стороны баррикады. Немцы так и остались для многих навсегда фашистами. Не прозрели за 70 лет. И живет в нашем обществе мнение: сейчас немцы хорошие, а тогда по-другому нельзя было. Так мы и остались без вины виноватые.

Александр НАХТИГАЛЬ.

Добавить комментарий