МСНК: теория и практика

О методах работы организации, на которую возложили ответственность за судьбу поддержки российских немцев со стороны Германии

«Международный Союз Немецкой Культуры осознаёт значение центров, их исключительную ценность для немецкого меньшинства. Именно поэтому мы видим задачу в том, чтобы сохранить и укрепить сеть центров встреч, усилить её работу, придать её деятельности динамизм, стабильность и уверенность в завтрашнем дне».

Из доклада Г.Г. Мартенса на 1 Съезде центров встреч российских немцев (31 октября 2007, Москва)

«Сколько ни говори халва, во рту слаще не станет»

Восточная мудрость

Я всегда признавал заслуги штаба МСНК в Москве в объединении вокруг себя большинства общественных организаций российских немцев. Нам нужны представители в Москве. То противостояние, которое происходит среди организаций российских немцев в столице, ставит нас, региональных руководителей, перед вопросами: кто хочет с тобой работать и с кем идти дальше?

МСНК никогда не был идеальной организацией. Но главное, чтобы притирка позиций способствовала усилению поддержки российских немцев. Практика взаимоотношений московского штаба МСНК с регионами ставила много вопросов. Последние годы я стал с грустью замечать, что на московских мероприятиях МСНК все меньше стало тех, кто в 90 годы прошлого века и в начале этого века работал в региональных организациях и на местах отстаивал интересы российских немцев. Все больше тех, кто без собственной позиции закрытыми глазами готов поддержать любую инициативу штаба МСНК.

До последнего времени пытался донести до руководства МСНК свое беспокойство по поводу авторитарных методов руководства организацией, предлагал усилить взаимодействие с регионами, предоставлять информацию о работе руководящих органов МСНК. Иными словами, сделать демократические принципы нашей работы не декларативными, а реальными. Свое мнение я пытался сформулировать на страницах газеты «Уральские немцы». На эти попытки в начале не обращали внимание, затем публичные выступления стали встречать резкое противодействие, которое переросло в открытую травлю.

Методы действия проверенные: внешне как-будто ничего не происходит, но только ты чувствуешь, что вокруг тебя сгущаются тучи: тебя пытаются опорочить, подтасовать факты, изолировать, но защитить себя ты на это не можешь. Потому что правда уже твоих оппонентов не интересует, их цель довести задуманное до конца любой ценой.

Масштабы интриг и манипуляций таковы, что я не могу не ответить на брошенный мне вызов и допустить, чтобы это все осталось только между мной и руководством МСНК. Все должны знать методы работы организации, на которую возложили ответственность за судьбу поддержки российских немцев со стороны Германии.

Начало

Каждое дело имеет свое начало. А все началось в прошлом году, когда мы, общественные организации Курганской, Тюменской и Челябинской областей, оформленные в Межрегиональный координационный совет Южного Урала высказали сомнение в целесообразности передачи ответственности за финансирование программ поддержки немецкого меньшинства в России от германской организации GTZ к МСНК. К сожалению, это решение принималось баз широкого обсуждения с организациями российский немцев. Возникало очень много вопросов, на которые не было ответов. Но дискуссии, как оказалось, в МСНК никому не нужны. Вот не будет МКС Южного Урала и исчезнут проблемы. По решению президиума МСНК наш МКС ликвидировали, текст решения нам показали издалека, мы его даже не смогли прочитать. Нам великодушно разрешили избрать заместителя председателя МКС от наших трех регионов. Дальше демократия закончилась, потому что на этом полномочия заместителя и кончились.

Но начался новый этап интриги. Теперь надо было убрать меня и опорочить одну из старейших в России организаций российских немцев — Челябинскую областную общественную организацию «Немецкий культурный центр», которая, кстати, старше МСНК. В конце 2010 года мне было предложено принять в Челябинске два больших мероприятия — провести в детском оздоровительном лагере «Черемушки» недалеко от Челябинска межрегиональный детский языковой лагерь и рабочую встречу МКС Урала, на которую должны были приехать более 40 руководителей организаций от Республики Коми до Кургана. В мою задачу, как организатора — грантополучателя входило: обеспечить комфортное проживание всех участников, питание и предоставить условия для работы.

Время для мероприятий выбрали не лучшее, посленовогоднее, в 30-градусные морозы. Организационно все было непросто, но хотелось, чтобы всем было удобно. Атмосфера нашей встречи меня сразу поразила. Раньше я был гостем на таких мероприятиях и обычно они проходили в рабочей обстановке: при свободном обмене мнениями, когда каждый чувствовал себя полноправным участником. Впервые, хотя и был даже организатором мероприятия, я почувствовал себя здесь лишним. Ко мне подходили некоторые участники рабочей встречи и спрашивали о том, что происходит и, после моих ответов, замечали: «Мы поняли, что это направлено против тебя».

В довершение всего «высокие гости» из Москвы устроили разнос педагогам детского лагеря, довели до слез его руководителя — все плохо. А на рабочей встрече были приняты решения, которые фактически раскололи общественные организации российских немцев Челябинской области. Я понимал, что все это не спроста, но разбираться было некогда, главное завершить эти мероприятия.

Оценку детском языковому лагерю дали сами участники. На «последней свече» все школьники благодарили педагогов, с сожалением говорили о предстоящем отъезде и надеялись на новые встречи. Эта оценка придавала мне силы. Гости из Москвы на прощание детей с лагерем не пришли, итоги их уже не интересовали, свои выводы они сделали.

Рабочая встреча продолжалась, некоторые ее участники, наслушавшись оскорблений, покинули Черемушки. Я мечтал только об одном — чтобы побыстрей все это закончилось. Ведь впереди надо было еще завершить развозку зимней Гуманитарной помощи, отправить на отдых вторую группу ветеранов из Копейска и отчитаться за гранты 2010 года на 2 500 000 рублей. Без чего я не мог получить итоговую оплату преподавателей языковых курсов и детских кружков. Времени не было анализировать то, что произошло на рабочей встречи.

Я работал в прежнем режиме: отправлял в Новосибирск отчеты, куратору МСНК заявки на конкурс грантов (один грант выиграл), заявки на 2011 год и предложения в программы поддержки авангарда. Настораживало, что со мной не заключали договор по курсам и кружкам на вторую половину учебного года. Куратор МСНК Н. Мачуга успокоила, денег пока все равно нет, в апреле заключим. В принципе я в этом большой проблемы для себя не видел.

А оказывается все это время в Москве решали что со мной делать. Начиналось все безобидно. Отчитаться в договорные сроки я не успел. Коллеги решили мне помочь.

29 июня 2011 года координатор МСНК Н. Мачуга пишет письмо председателю МКС Урала О. Шраллеру: «Довожу до Вашего сведения, что на сегодняшний день из-за задолженностей по проектам 2010 года не заключены договоры на курсы и кружки с двумя организациями (договора заключаются независимо от задолжности — прим. А. Нахтигаля): Немецким культурным центром Челябинской области (А. Нахтигаль) и Российско-немцким домом в Нижнем Тагиле (Р. Веер).

В бюро МСНК поступают жалобы от преподавателей, до сих пор не получивших гонорар за проведённые занятия. Завтра заканчивается срок договоров по курсам и кружкам, но у данных организаций на сегодняшний день ещё имеется задолженность.

В сложившейся ситуации предлагаю выплатить гонорары преподавателям и руководителям кружков через других грантополучателей в регионе. Предлагаю вынести данный вопрос на голосование членам МКС».

Но до этого письма, 24 июня, директор новосибирского филиала АНО «Breitenarbeit» доктор Фрик проинформировал руководство МСНК о состоянии отчетности ЧООО «НКЦ»:

«Sehr geehrter Herr Grinenwald,

hiermit informiere ich Sie über den aktuellen Stand der Abrechnung der Grantverträge des Gebietszentrums für deutsche Kultur in Tscheljabinsk.

Sprachlager: Vertragssumme 450.000,00 RUB; abgerechnet 412.244,66 RUB; zurückgezahlt 37.755,34 RUB

Arbeitstreffen: Vertragssumme 392.356,49 RUB; abgerechnet 389.992,59 RUB;

noch zurückzuzahlen 2.363,90 RUB

Humanitäre Hilfe: Vertragssumme 532.350 RUB; abgerechnet 510.079,74 RUB; zurückgezahlt 5.500,00 RUB;

offen ist der Betrag 16.770,26 RUB.

Mit freundlichem Gruß

Dieter Frick, Direktor der Filiale der ANO «Breitenarbeit» in Novosibirs»

Этим письмом фактически снимались все проблемы с отчетности ЧООО «НКЦ», ведь задолженность в 16 770 руб. 90 коп. снимает все проблемы с финансированием. Это было подтверждено письмом от 30 июня заместителя директора филиала АНО «Breitenarbeit» Е. Зайковой вице-президенту ФНКА РН А. Гриненвальду: «Ссылаясь на сообщение Д.Фрика о состоянии отчетности по договорам Гранта с НКЦ Челябинска (А.Нахтигаль) информируем Вас о том, что мы считаем дальнейшее финансирование НКЦ возможным».

Но такой оборот не устраивал руководство МСНК. В 11.12 по моск. времени они получают это письмо из Новосибирска, а уже в 12.55 уходит из Москвы депеша: «Уважаемая Евгения Александровна! Поскольку мы проконтролировали семинар и зимний детский лингвистический лагерь, проведенные НКЦ Челябинска (А.Я. Нахтигаль) и выявили серьезные недостатки и несоответствие сметы реально выполненным работам и оказанным услугам, то пока мы не получим копии его финансовых отчетов и не убедимся, что все средства, использованные не целевым образом возвращены грантодателю, финансирование данной организации считаем невозможным.

С уважением,
Вице-президент,
руководитель Администрации ФНКА РН 
Александр Гриненвальд».

6 июля Грантодатель высказал свою однозначную оценку создавшейся ситуации:

«Уважаемый Александр Иванович, по завершении проверки финансовых отчётов НКЦ г. Челябинска мы убедились в том, что средства договоров Гранта были использованы целевым образом. Ваши замечания по стоимости проживания были в отчёте отражены, разница в стоимости проживания возвращена, о чём Вас информировал Д.Фрик.

Оба мероприятия были рекомендованы МКС Урала к финансированию. Договоры Гранта были заключены на основе решения МКС и заявок, проверенных региональным координатором МСНК по Уральскому региону. Финансовые отчёты проверены нами на основе данных заявок. Все расходы приняты к зачёту в соответствии со статьями затрат, указанными в заявках.

Предоставление МСНК копий документов финансовых отчётов Челябинского НКЦ и их повторную проверку со стороны МСНК считаем нецелесообразным, так как финансовая ответственность МСНК вступила в действие с 01.01.2011. Средства, выделенные во 2. полугодии 2010 года в рамках договоров Гранта, находятся в финансовой ответственности Новосибирского филиала АНО Брайтенарбайт.

Мы уверены в эффективности согласованного разделения ответственности между нашими организациями и исходим из взаимного доверия в вопросах сотрудничества по реализации проектов.

С наилучшими пожеланиями, Jevgenija Zajkova Stellvertr. Direktorin

Filiale ANO Breitenarbeit Novosibirsk».

Раз Новосибирск не поддержал руководство МСНК, оно решило теперь действовать по своему, чтобы скомпрометировать Немецкий культурный центр Челябинской области и бросить тень на работу бюро ГТЦ в Новосибирске. И вот через пять месяцев после окончания мероприятий решено к «разборке полетов» подключить и меня, 6 июля я получаю послание из Москвы:

Уважаемый Александр Яковлевич!

В связи с неудовлетворительным качеством зимних мероприятий, организованных Челябинской областной общественной организацией «Немецкий культурный центр» и несвоевременным предоставлением отчетов по реализованным проектам в начале 2011 года, руководство МСНК совместно с руководителем МКС РН Уральского региона приняли решение, до выяснения обстоятельств, оплатить работу учителей языковых курсов «Hallo, Nachbarn!Neu» и руководителей языковых, этнокультурных кружков через Челябинскую областную общественную организацию «Немецкий координационный центр».

Просим Вас предоставить региональному координатору по Уральскому региону, Мачуга Н.А., контактные данные преподавателей.

С уважением,

Максим Митин. Старший координатор проектных регионов: Сибирь, Дальний Восток, Урал».

Тональность послания удивила. Общественная организация предъявляет претензии другой общественной организации, с которой у ней нет никаких договорных отношений. Да и непонятно кто установил «неудовлетворительное качество зимних мероприятий»? Какое руководство и на каком основании приняло решение? И главное, какое отношение те мероприятия имеют к курсам? Это же обычная склока. Решил спросить мнение Председателя МСНК.

Я ответил на письмо 7 июля: «Уважаемый господин Мартенс, меня удивляет принятое Вами решение. Вы сделали учителей, которые работают со мной не один год, заложниками наших отношений. Если у Вас есть ко мне претензии, так решайте их со мной. Неужели, надо было ждать полгода, чтобы теперь поставить меня к стенке.

По поводу «неудовлетворительного качества зимних мероприятий» и проведения самих мероприятий, это тема отдельного разговора, но думаю, Вас это уже не интересует. О «несвоевременных отчетах», финансовых обязательств у меня перед МСНК нет, перед грантодателем я свои обязательства выполнил.

О данных преподавателей. При передачи ответственности, Мачуга должна была получить все документы по курсам, в т.ч. и с данными преподавателей. Только почему то при этом пропали 4 детские группы. У меня еще вопрос, если Вы так беспокоитесь о преподавателях, работающих со мной, почему раньше не решали проблему?

Грустно мне смотреть на то, что сейчас происходит.

А.Нахтигаль».

Затем позвонил в Москву, нагрубив, Г. Мартенс со мной разговаривать не стал. Вот, как говорится, и приехали. Позднее, 15 сентября, я послал письмо в Москву: «Генрих Генрихович, требую срочно предоставить мне протокол заседания органа МСНК, на котором принималось решение о существовании у меня т.н. финансовых нарушений: кто докладывал, какие нарушения были выявлены и копию итогового документа за Вашей подписью.

Удачи. А. Нахтигаль». В этот же день с ним познакомились, но ответа я так и не получил.

7 июля, происходит голосование членов МКС Урала с решающем голосом об оплате курсов через Немецкую национально-культурную автономию Челябинской области (!), но куда делся Немецкий координационный центр. При этом члены МКС не были проинформированы о позиции Новосибирского филиала АНО «Брайтенарбайт», а о самом голосовании меня не посчитали нужным проинформировать и не выслали итоговый протокол.

В этой ситуации меня удивляет не только то, как беспринципно действовало руководство МСНК, но как послушно поступили руководители немецких организаций, которые имели решающий голос при голосовании — никто из них ни позвонил, ни написал письмо и не поинтересовался моим мнением на происходящие события. Никто не усомнился в правомерности постановки вопроса.

При сотрудничестве с ГТЦ такое себе даже представить невозможно. Тогда отношения между грантодателем и грантополучателем были прозрачны и понятны: они фиксировались в договоре и не допускали произвольного толкования, обе стороны действовали в духе взаимной ответственности и доверия. Вмешательства третьей стороны не допускалось, да в этом и не было необходимости. Теперь же произошел беспрецедентный случай: МСНК вмешалось во взаимоотношения двух юридических лиц не имея на это никаких прав, была сорвана работа по грантам региональной общественной организации российских немцев, в результате российским немцам Челябинской области не была оказана поддержка в возрождении своей культуры, исторической памяти и языка. Разборка длится почти год, ее итоги непонятны, из методов действия руководства МСНК можно с уверенностью сделать вывод, что истина их не интересует.

Курсы: обкатали технологию

Ситуация с языковыми курсами требует отдельного разговора. Те кто был грантополучателем средств для курсов знает, статьи расходов прописаны до копейки: обозначены суммы на зарплату, налоги. Роль общественной организации получить средства, заплатить учителям, организаторам, бухгалтеру, перечислить налоги, собрать журналы посещаемости и отчитаться перед грантодателем. Здесь самодеятельность невозможна.

Фактически с ЧООО «НКЦ» должны были заключить договор-продолжение сразу в январе-феврале, ведь курсы это годовой учебный процесс с октября по май. Но в отпущенные сроки в недрах МСНК решали как со мной поступить. Я о заключении договора молчал — мне надо было отчитаться по другим грантам, чтобы получить средства на курсы.

В июне, когда я почти отчитался перед грантодателем и напомнил координатору МСНК Н. Мачуге о том, что пора заключать договор. Она сказала о моей задолженности. Я позвонил ей и пояснил, что проблемы скоро исчезнут и, чтобы быстрей выплатить зарплату учителям, желательно заранее заключить договор. Н.Мачуга выслала мне договор, на нем стояла дата 16 февраля. Значит с другими организациями уже давно их подписали. Почему меня проигнорировали? Вопрос риторический и не последний.

В первую очередь коснемся того, как принималось решение об оплате преподавателей курсов через Челябинскую областную автономию. Чтобы придать своему решению какую-то законность, руководство МСНК вынесло этот вопрос на голосование членов МКС Урала, чтобы представить это решение как бы коллективным мнением руководителей общественных организаций российских немцев. Если быть ответственными, члены МКС должны были отказаться от голосования.

Причем членов МКС ввели в заблуждение. Руководству МСНК уже было известно, грантодатель — Новосибирский филиал ОАО «Breitenarbeit» принял все отчеты и считает возможным финансирование ЧООО «НКЦ». Это решение скрыли от членов МКС Урала. Якобы спасая НКЦ, МКС фактически стал союзником руководства МСНК в утоплении организации.

Представить такую ситуацию при прежней работе с GTZ невозможно: каждая общественная организация формировала свои группы, подбирала преподавателей, определялась с помещениями. В итоге каждая группа была, как-бы, собственностью организации и забрать ее, передать другому, невозможно. Кто может распоряжаться тем, что тебе не принадлежит? Но теперь другие нравы.

Причем наказать постарались именно тех, кто на общественных началах работает в организации российских немцев, а по курсам может получить небольшую финансовую компенсацию. По смете полагается не только оплата педагогов, но и специалистов по сопровождению курсов и оплату покупки расходных материалов. Эти средства автономия не получила. Как объяснила мне Н. Мачуга: «У них (автонимии — А.Н.) договор составлен на меньшую сумму… Коль организация в этом направлении не работала, мы не можем включить ежемесячные расходы и организатору, и бухгалтеру как в договор с другими организациями».

А как вы поступили с организацией, которая работала и довела курсы до конца, которую вы даже не удосужились спросить о расходах? Куда эти средства были перенаправлены и на каком основании? Вопрос риторический.

Что будет с курсами на 2011 — 2012 учебный год? Координатор МСНК Н. Мачуга решила передать группы, которые были при НКЦ, автономии. Конечно, педагоги будут работать с теми у кого деньги. Но как можно что-то отдать, если тебе это не принадлежит и тебе не подвластно. Морально ли принимать такие решения, не обсудив это с руководителем организации, который организовывал эти курсы не один год? Вопрос риторический.

Председатель МКС Урала О. Штраллер меня «успокаивает»: «Тем не менее, твою организацию никто не лишил членства в МКС… Продолжай работать, жизнь с курсами не заканчивается».

Вот такие высокие у нас отношения. Я еще должен благодарить, что меня не выгнали, утереться и работать дальше, добывая себе благосклонность вождей. Что я буду делать, это буду сам решать и советчики мне не нужны. Впервые за 26 лет общественной работы в организации российских немцев мне дают такой совет. Не перегрелись ли наши, т. н. руководители, на солнце? Вопрос риторический.

Подведем итог 2011 года для ЧООО «НКЦ» при передачи полномочий МСНК: ни заключено ни одного договора, в т.ч. впервые представители Челябинской области не участвовали в межрегиональном конкурсе знатоков немецкого языка, где наши учащиеся всегда входили в тройку призеров; не профинансирован выигранный гранд на фотовыставку «Трудармейцы», работа над сбором фотоматериала о строителях Челябинского металлургического комбината продолжается уже третий год, оформлено в рамки 250 фотографий, в электроном виде снято еще 150 фотографий, которых не удалось оформить; перестала выходить в печатном виде газета «Уральские немцы». Это только те мероприятия и дела, которые проходят не один год и о которых знают не только в Челябинске. Уверен, есть немало организаций, которые могут этот список продолжить. МСНК деньги переняло, а вот ответственность им оказалась ненужной.

Дошли до точки

Когда общественной работе отдал не одно десятилетие, видел как от дела, которому ты служишь всем сердцем, откалываются люди, одни — чтобы уехать в Германию, их больше, хотя в России они громко кричали: «Мы с тобой, мой народ!», другие — просто отошли в тень, уступая место более напористым и энергичным или разочаровавшись в возможности добиться справедливости. Смотреть на это всегда было печально.

Но немецкое национальное движение несмотря ни на что двигалось, но вот куда? Одни говорят, что сейчас мы вышли на простор и теперь развернемся. Но никто не заметил, как мы уперлись в стенку.

История поддержки немецкого меньшинства в России очень богата. На этом пути встретилось немало ухабов. В начале эта поддержка осуществлялась через VDA, которое имело богатый опыт проведения гуманитарных акций по поддержке немецкого меньшинства во многих государствах. В России эта организация «споткнулась»: разразилось несколько финансовых скандалов. Эстафету подхватило GTZ, которое никогда не занималось гуманитарными проектами. Новая «голова» основательно подошла к организации дела: поделила страну на регионы, зарегистрировала «Общества развития», через которые финансировали мероприятия общественных организаций российских немцев. Этот период работы оказался очень продуктивным: организации стали получать средства на проведение праздников и смогли приобрести оргтехнику. Не все было гладко, но организации и грантодатели притерлись. И главное: мы были объединены одной целью и каждый нес свою долю ответственности. Мы проводили мероприятия, а германская сторона контролировала целевое использование средств. Правила «игры» были определены и прозрачны.

Как российские немецкие общественные организации относились к этой помощи? Одни считали, что эта помощь недостаточна, другие — что она направляется не на те цели, третью — что правила ее выделения сдерживают инициативу общественных организаций, четвертые заявляли, дайте деньги нам, а уж мы сумеем им распорядиться. Ситуация напоминала польский Сейм времен Речи Посполитой. К этому надо добавить раскол в московских немецких организациях, конфликты в регионах. Картина получалась безрадостной, такой она осталась и сейчас. Думаю, это не очень радовало наших немецких партнеров — слишком все беспокойно.

Какой выход? Как рассуждали руководители GTZ я не знаю, но было принято решение передать полномочия по поддержке программ поддержки немецкого меньшинства в России от GTZ к АОО МСНК. Уверен, при передачи ответственности предполагалось, что российская организация должна работать со всеми региональными и местными организациями российских немцев. Но вот это для МСНК является самым сложным. Союзу удобней взаимодействовать со своими организациями.

Теперь и творческая, и финансовая часть контроля за проведением проектов в России перешла в одни руки. Как правильно распорядиться это властью? И вот появилось новое слово, которое повеяло надеждой — самоорганизация. Сейчас это слово произносится из Москвы очень часто для наших германских партнеров. А вот понимают ли они что оно значит для нас, региональных и местных организаций. Да ничего. Нам нечего самоорганизировать. Делить средства Германии, согласовывая каждый шаг с Москвой, — это не самоорганизация.

Теперь пиар правит бал. Московские руководители могут съездить в Германию и выступить от имени российских немцев, не утруждая себя вопросом, а имеют ли они на это право. На фестивалях мы умеем показать свои возможности, легко собрать форум, красиво выступить. А то, что во всех фестивалях выступают фактически одни и те же коллективы, что среди участников форумов остаются только те, кто готов безоговорочно поддерживать без обсуждения любое предложение руководства МСНК, это никого не интересует. Я считаю, что это плохо, пытался обратить внимание, по наивности полагая, что можно изменить атмосферу в МСНК, находясь в рядах организации. Делал это публично, открыто, последнее время часто оставаясь в одиночестве. Как я теперь понимаю, в руководстве МСНК это вызывало только раздражение. Конечно, меня можно лишить статуса грантополучателя и не приглашать на московские мероприятия, но никто и никогда не сможет лишить возможности работать для моего народа.

P.S. Материал уже был готов, но я не предавал его огласке. В ноябре должна была состояться рабочая встреча руководителей немецких общественных организаций, первая после январских событий. Мне хотелось посмотреть в глаза моим оппонентам, возможно, мы могли бы при личной встречи получить ответы на возникшие вопросы. Но оказывается, кроме меня, это никого не волнует. Справедливость никому не нужна, требуется любой ценой доказать мою вину и мобилизован для этого весть административный и организационный ресурсы. Трудно что-то объяснять тем, кто не хочет тебя слышать. Маски сброшены!

Александр НАХТИГАЛЬ,
председатель правления ЧООО «Немецкий культурный центр».

Добавить комментарий