Приняты важные решения

В Барнауле состоялось очередное заседание Попечительского Совета Фонда поддержки российских немцев «Алтай». В этот же день прошло заседание Общественного Совета Фонда. Об итогах заседания Попечительского Совета корреспонденту ОРНИС рассказали Екатерина Вайценберг, председатель седьмого заседания Попечительского Совета Фонда, и Детлеф Префрокк, директор Фонда поддержки российских немцев «Алтай».

— Какие вопросы рассматривались на заседании Попечительского Совета?

— Мы обсуждали текущую деятельность Фонда, заслушали финансовый отчет, посмотрели подробно, какой экономической деятельностью занимается Фонд, выслушали доклад директора Фонда, а потом перешли к проблеме передачи собственности из Фонда в ООО «Брюкке». Последний вопрос, который мы рассмотрели, — жилищный.

— Принято ли решение по вопросу передачи собственности?

— Решение принято. Но необходимо, чтобы оно было внимательно изучено и подписано всеми заинтересованными сторонами.

— Жилищный вопрос по-прежнему — один из самых насущных в Алтайском крае. Какие перспективы открываются для жителей Немецкого национального района Гальбштадт?

— Все подробности можно будет узнать после того, как будет подписан весь пакет документов. В настоящий момент у Фонда имеется определенный объем финансов, который накопился только благодаря продаже достаточно большого количества домов. Эти средства позволяют постепенно начать оказывать поддержку людям в решении жилищного вопроса. Основные направления программы уже известны — помощь при покупке, при ремонте и при модернизации жилища, но приоритетность этих направлений еще не определена. Работа по жилищной программе будет начата не раньше следующего года.

— Будет ли продолжена работа Фонда по поддержке личных подсобных хозяйств, малого и среднего бизнеса? Меняется ли что-то в этом направлении?

— Работа по выдаче займов продолжается. Процентная ставка по займу — 7%, и это очень выгодно для населения. Мы говорили и о том, чтобы расширить направления этой деятельности. Займы должны выдаваться не только на сельское хозяйство, на открытие рынков и магазинов. Для нас очень важны те займы, которые направлены на создание новых рабочих мест, на то, что улучшает социальные условия населения.

Елена Вольф (ORNIS).

 

Читать далее «Приняты важные решения»

Die Erfolgsstory geht weite

Schon seit 5 Jahren nimmt die Schule Nr. 10 mit dem Schwerpunkt Fremdsprachen aus der Stadt Slatoust am Nordrhein – Westfalen- Wettbewerb: «Begegnung mit Osteuropa» teil. Vier Mal haben Schüler und Schülerinnen dieser Schule dabei den Landessiegertitel schon nach Slatoust geholt.

Auch im letzten Jahr nahmen wir wieder am Wettbewerb teil. „Kulturelle Horizonte erweitern!» lautete das Motto des Schülerwettbewerbs, an dem sich rund 4000 Jugendliche mit mehr als 1000 schriftlichen und künstlerischen Beiträgen beteiligten. Die 51 Besten wurden in der münsterschen Bezirksregierung ausgestellt.

40 Arbeiten aus Nordrhein- Westfalen und elf Beiträge aus Litauen, Polen, Russland und Ungarn gehörten zu den prämierten Landessiegerarbeiten.Unter ihnen war der Beitrag unserer Schule.

Die Klasse 1b gestaltete mit ihrer Grundschullehrerin Frau Frolowa und ihrem Elternteam unter der Leitung der Konrektorin der Schule Frau Ponomarjowa das Projekt „Mutig anders sein». Die Schüler und Schülerinnen machten eine Fernreise durch einige europäische Länder, beschrieben ihre Eindrücke in Collagen, Bilderbüchern, Wandzeitungen. Sie bastelten auch Handpuppen, die sie darstellten. Eine PowerPoint –Präsentatition der Erstklässler beeindruckte die Mitglieder der pädagogischen Arbeitsgruppe in Münster. Die Kreativität und Fantasie der jungen Teilnehmer des Wettbewerbs hatten keine Grenzen. Dabei wurden die Wahrnehmungsfähigkeit der Schülerinnen und Schüler und ihr Vorstellungsvermögen entfaltet und gefördert. Mit dieser Arbeit gelang es der Klasse 1b auf Anhieb, den Landessiegerpreis zum ersten Mal nach Russland zu holen. Die Preisträger und die Schulleiterin Frau Orechowa waren zur Zeremonie der Auszeichnung nach Münster eingeladen.

Den Erfolg der Schule Nr. 10 setzte die Projektaufgabe von Diana Baukina, der Schülerin der Klasse 4b, zum Thema „Klingende Märchen: Lasst die Prinzessin singen, die Zwerge tanzen,…». Diana kennt unzählige Lieder zu Märchen und Sagen. Diesmal dichtete sie selbst einen Liedtext zum Märchen „Hänsel und Gretel», bastelte ein Pfefferkuchenhaus und 2 Märchenfiguren. Da entstand ein kleines Theaterstück mit Liedern und Tänzen. Diana wurde als Sieger am Schülerwettbewerb nominiert und bekam 100 Euro.

Die zukünftige Abiturientin der Schule Nr. 10 Arina Kriwonossowa rundete den Erfolg der Schule. Sie nimmt zum dritten Mal an diesem Wettbewerb teil und zwei Mal davon wurde Arina Landessiegerin. Am letzjährigen Wettbewerb nahm sie mit dem Beitrag „Ungarn- ein „junges» EU-Mitglied mit alter Tradition» teil. Sie plante und sammelte interessante Informationen darüber zusammen, beantwortete einen Fragebogen und bastelte eine Landkarte. Ihr dreibändiges Reisetagebuch zusammen mit der Partnerschule in Steinheim aus Deutschland holte einen Landessiegerpreis. „Den Anstoß zu neuer Beteiligung an dem jährlich stattfindenden Wettbewerb gab mir meine Deutschlehrerin Ludmilla Iwanowna, die mich schon 8 Jahre Deutsch unterrichtet. Ich war sofort daran interessiert und begann die Arbeit am Projekt im August 2007, als meine Mitschüler Ferienzeit genossen», erzählt Arina. Sie konnte leider diesmal zur Auszeichnung nach Münster nicht kommen, weil sie die Prüfungen hatte.

Die Reisegruppe der Schule Nr. 10: Alexandra Danilowna, Jekaterina Frolowa und Sascha Lunew sind aus Deutschland mit Urkunden und vielen Geschenken zurückgekommen. Sie haben in Münster viel Beeindruckendes erlebt. Die bedeutendsten sind Besuch der Friedensschule, Empfang beim Regierungspräsidenten Dr. Peter Paziorek, Nachtwächter- Rundgang durch Münster, Konzert des Musicals „Starlight Express», Besuch der ZOOM- Erlebniswelt. Die Landessiegerehrung in Bocholt hatte auf die Einladenden einen unvergesslichen Eindruck gemacht. Die Schüler und Schülerinnen sowie auch ihre Betreuer- Schulleiter und Lehrer wurden am 12. Juni 2008 im Stadttheater Bocholt vom Kulturstaatssekretär Hans – Heinrich Grosse- Brockhoff ausgezeichnet.

Über die Bedeutung des Schülerwettbewerbs „Begegnung mit Osteuropa» sagen selbst die Zahlen: seit 1953 ist dieser Wettbewerb bekannt, über 2, 3 Millionen Schüler und Schülerinnen sind daran beteiligt, rund 850.000 Arbeiten sind bis 2008 eingereicht.

Der Schülerwettbewerb leistet einen wichtigen Beitrag zur politischen Bildung der Jugendlichen.

Das Jahresmotto des Schülerwettbewerbs für 2009 lautet „Brücken bauen in Europa». Er richtet sich an alle Kinder und Jugendliche in Ost und West ab der Grundschule. Die neuen Projekte basieren auf den aktuellen Richtlinien für die verschiedenen Unterrichtsfächer und Schulformen und können daher direkt im Fachunterricht erarbeitet werden. Die osteuropäischen Schulen sind herzlich zum Mitmachen eingeladen. Alle Interessierten können wichtige Informationen zum Schülerwettbewerb auf der Homepage: www.schuelerwettbewerb.eu finden.

Ludmilla Ponomarjowa, Konrektorin und Deutschlehrerin an der Schule Nr. 10, Slatoust, Gebiet Tscheljabinsk

 

Читать далее «Die Erfolgsstory geht weite»

Помощь нужна, но без иллюзий

Несколько городов Сибири посетила делегация депутатов Бундестага Германии, членов парламентской группы по делам изгнанных, беженцев и переселенцев. Возглавлял делегацию председатель группы Йохен-Конрад Фромме. Основной целью визита депутатов было изучение современного положения немецкого меньшинства в Сибири.

Первым городом, который посетили германские парламентарии, стал Омск. После этого они прибыли в Новосибирск, где встретились с представителями общественных организаций российских немцев. В областном Российско-немецком Доме (РНД) состоялась обстоятельная беседа с его руководителями и ведущими специалистами о проблемах немецкого этноса.

Поблагодарив Германию за многолетнюю помощь российским немцам, директор РНД Иосиф Дуквен подчеркнул, что за последние четыре года эта помощь значительно сократилась, поэтому многие проблемы остаются нерешенными. Перед членами депутатской группы Бундестага были поставлены вопросы об оказании политической поддержки по реабилитации российских немцев и расширении социально-гуманитарной помощи различным возрастным группам российских немцев. Эта помощь пока остается необходимой.

Господин Йохен-Конрад Фромме отметил, что в течение ряда лет проблемы немецкого меньшинства не играли большой роли во внешней политике Германии, поэтому финансирование было сокращено. Но в последние годы произошли определенные изменения, теперь федеральный канцлер Ангела Меркель, посещая Россию, старается встречаться с представителями российских немцев, выяснять их положение и проблемы. В ФРГ есть много своих проблем, по словам господина Фромме, в том числе дефицит бюджета. Поэтому достаточно сложно решать еще и проблемы немецкого меньшинства в России. Даже незначительное увеличение финансирования нужно тщательно рассматривать.

— Тем не менее, мы хотим более детально взглянуть на ситуацию, оценить ее и решить, где и какую помощь будем оказывать, — резюмировал господин Фромме. — Но российским немцам не следует питать иллюзий насчет того, что финансирование будет таким же, как прежде. Политика Германии нацелена на то, чтобы не было массового выезда российских немцев в Германию на постоянное место жительства. Но основной подход остается прежним – мы предлагаем людям два варианта: либо улучшать их условия в месте проживания в России, либо содействовать выезду на ПМЖ. Это в политике Германии не меняется.

Делегация германских депутатов совершила экскурсию по Новосибирскому РНД, познакомилась с его деятельностью, посмотрела выступления творческих коллективов, отведала блюда немецкой кухни и выразила удовлетворение по поводу увиденного. Депутаты подчеркнули, что в области видны позитивные перемены во всех сферах жизни, в  частности, по отношению к немецкому меньшинству. Эти тенденции нужно закреплять, чтобы люди оставались на родной земле и могли здесь реализовать свои возможности, знания и таланты.

(ORNIS).

 

Читать далее «Помощь нужна, но без иллюзий»

Помощь ветеранам от правительства Германии

Второй раз Немецкому культурному центру доверили организацию закупки и доставки гуманитарной помощи для южноуральцев от имени Правительства Германии и немецкого Красного Креста. В первый раз в списке было 400 ветеранов, на этот раз помощь получили 200 южноуральцев из Челябинска, Копейска, Коркино, Миасса, Златоуста, Красноармейского, Сосновского, Еткульского районов и других населенных пунктов нашей области. Продуктовые наборы и предметы личной гигиены никогда не бывают лишними. К сожалению, многие наши ветераны еще нуждаются в такой форме поддержки.

 

Читать далее «Помощь ветеранам от правительства Германии»

Отдых в санатории «Сунгуль»

В этом году Немецкий культурный центр при поддержке GTZ и «Общества развития — Новосибирск» вывез на отдых 25 трудармейцев из Челябинска в санаторий «Сунгуль», который находится в Каслинском районе. Сформировала группу и организовала поездку заместитель председателя правления НКЦ Александра Ивановна Щекутьева.

Ветераны смогли не только насладиться красотами лесов северного региона нашей области, но и получить качественное медицинское лечение.

 

Читать далее «Отдых в санатории «Сунгуль»»

Операционная за колючей проволокой

Судьба этого мужественного человека была трагической. Он был замечательным хирургом, интеллигентным, высокообразованным человеком, свободно владевшим тремя языками. И биография его была безукоризненной: солдат первой мировой, красноармеец гражданской, блестящий студент Саратовского университета, кандидат наук, заведующий кафедрой хирургии мединститута, член ВКП(б). Но он носил немецкую фамилию, потому все остальное не имело никакого значения.

В апреле 1942 года Александр Александрович Руш попал в челябинский лагерь трудармейцев. 45-летний хирург экстра-класса в ужасающих условиях строил металлургический завод, работал каменщиком в карьере. Отморозил стопы.

Больных в лагере было множество. Металлургический район в то время находился далеко от города, и связи с ним не было. Поэтому администрация лагеря вынуждена была открыть лазарет с хирургическим отделением прямо в бараке. Начальником лазарета был назначен Руш.

Молва о блестящем хирурге распространялась быстро. Все больше челябинцев стремились попасть к Александру Александровичу. И в лазарете за колючей проволокой был организован постоянный консультационный прием для вольнонаемных и населения Челябинска.

У коллег и пациентов Руш пользовался непререкаемым авторитетом, а в отделении всегда были идеальный порядок, безукоризненная чистота. Вспоминают, как во время ночного дежурства А.А. Руша к прооперированной по поводу аппендицита женщине пришел ее муж в валенках, шубе. Когда ему сделали замечание, мужчина заявил, что он директор металлургического завода. «Для меня это не имеет значения. Порядок должен соблюдаться, невзирая на лица», — и Александр Александрович выставил его за дверь.

Он был жестким, требовательным, суровым руководителем, но на него никто не обижался, так как все знали, что это делается ради блага больных, и в сущности это добрый, отзывчивый, незлопамятный и скромный человек. Эта скромность была во всем – поведении, скудной обстановке его квартиры, одежде. Он просто не придавал этому значения. Об этом в Металлургическом районе ходила легенда. Свою старую зимнюю шапку Руш носил много лет, хотя работал уже в медсанчасти ЧМЗ. Однажды в санитарном автобусе, который вез врачей в город на заседание хирургического общества, один из молодых хирургов снял с него эту злополучную шапку и выбросил в окно. «Мы сбросимся и купим вам новую шапку!» Каково же было удивление коллег, когда на следующий день они увидели Александра Александровича все в той же шапке.

Оказывается, вечером к нему пришел незнакомый человек, он принес найденную им на улице шапку Руша. Это ли не свидетельство популярности доктора и уважения к нему?

В 1945 году А.А. Руш был расконвоирован в пределах Челябинска, его восстановили в партии; вернули ученую степень. Через год он оставляет работу в больнице Челяблага и переходит в медсанчасть ЧМЗ, где руководит крупным хирургическим отделением и одновременно назначается заместителем главного врача по лечебным вопросам.

В эти годы в больницу пришли выпускники Челябинского и Уфимского мединститутов, молодые сестры. Александр Александрович демонстрировал и блестящий педагогический талант, занимаясь с молодыми специалистами. Каждому давалась тема, и ежемесячно проходило собеседование. Проводил разбор сложных для диагностики заболеваний. Он был значительно старше своих сотрудников, и они приходили к нему за советом по своим домашним и семейным проблемам. Всегда найдет время, внимательно, не перебивая, выслушает и даст разумный совет. Как вспоминает врач И.П. Ерошкина, его боготворили. Это был человек с острым умом, с большим юмором, очень дружелюбный. В отделении была спокойная, творческая обстановка, никаких интриг, сплетен. Коллектив хирургов был молодой, и заведующий в любое время суток безропотно приезжал в больницу, когда возникала в этом хоть малейшая необходимость.

Это был врач с блестящей эрудицией, отличной хирургической техникой. Одним из первых в городе он под местной анестезией делает операцию по удалению легкого, симпатикотомию при облитерирующем эндартериите. Семь часов оперирует больного с раком пищевода. Как рассказывает участвующая в операции медсестра А.Ф. Самусевич, они снижали уровень наркоза, чтобы дать хирургу возможность отдохнуть. Он работал много. В дни плановых операций, случалось, делал по три резекции желудка. Блестяще владел пластической хирургией. Вспоминает много лет проработавшая в медсанчасти начмедом кавалер ордена Ленина В.И. Ефремова.

— Я свидетель, как после его операции больной с обезображенным лицом стал человеком приятно наружности.

— Моему отцу было 80 лет. Никто не брался за его лечение. Александр Александрович на пять лет продлил ему жизнь. Он много читал и знал о новых методах лечения. Вообще это был человек-легенда, — рассказывает ветеран «Челябметаллургстроя», бывший главный инженер треста А.С. Черный.

Перенесенные невзгоды, тяжелый физический труд, плохое питание не прошли для него бесследно. Он страдал облитерирующим эндартериитом. Начиналась гангрена ноги. И тогда по его требованию и указанию врач Н.А. Крысина проводит ему высокую ампутацию бедра. Но и находясь в отделении после операции, Руш продолжает работать. Молодые дежурящие хирурги в сомнительных, сложных случаях на каталке привозили к нему больных, и он безотказно консультировал, ставил диагноз, давал рекомендации.

Теперь за ним домой медсанчасть направляла лошадку с кошевкой, и он продолжал работать, оперировать. Самое сложное делал он, заканчивали операцию его ученики. С ним в операционной работала санитарка Эрна Ивановна Пономаренко. Во время перерывов в операции она снимала ему протез, чтобы он отдохнул, а потом вновь включался в работу.

Суровые испытания уготовила ему судьба. Он перенес тяжелый инфаркт. У его постели круглосуточно дежурили хирурги. Лежал он, как это было целесообразно, не в терапевтическом отделении, а у себя в хирургии. Постель его была обложена книгами, к нему по-прежнему привозили на каталке для консультации сложных больных. Ставили каталку параллельно его койке, чтобы он мог осмотреть пациента. Врачи вспоминают случай, когда был доставлен больной с ранением шеи с повреждением трахеи. А.А. Руш продиктовал весь ход и последовательность операции. Раненый был спасен.

А вот еще один эпизод. Поздно вечером привезли рабочего с производственной травмой – почти без руки. Дежуривший молодой хирург растерялся, не знал, как поступить. Александр Александрович тогда еще только начинал ходить по палате, но он пришел в операционную и диктовал хирургу каждый этап операции.

Таких случаев было множество. Через некоторое время он вновь начал оперировать, но мешала болезнь. Его консультировала заведующая терапевтическим отделением, заслуженный врач РСФСР Т.М. Маркова. Она долго, внимательно его прослушивала. Александр Александрович взял ее за руку.

— Ну что вы, милочка, мучаетесь, у меня левожелудочковая недостаточность и явление отека легкого.

В сентябре 1952 года его не стало. Ему было 55 лет. Остались ученики: заслуженный врач РСФСР доцент Э.Я. Ильг много лет работавшая заведующей урологическим отделением И.П. Ерошкина, доцент Т.И.Попова, А.Г. Воротеляк, Е.И. Езикова и многие другие. Осталась созданная им хирургическая школа. Сейчас здесь работают ученики его учеников. Остались его бывшие пациенты.

На приеме у врачей Металлургического района иногда бывают пожилые люди с нитевидным, едва заметным послеоперационным рубчиком. Они не без гордости сообщают: «Меня ведь оперировал Александр Александрович Руш. После его операции никогда никакого дискомфорта не ощущаю».

В 2007 году исполнилось 110 лет со дня его рождения. Хотелось бы, что бы добрая память об этом замечательном враче, самоотверженном, талантливом хирурге, человеке с трагической судьбой жила среди его коллег и всех челябинцев. Он это заслужил.

И. МАТОВСКИЙ, заслуженны врач РФ.

 

Читать далее «Операционная за колючей проволокой»

Нам — 12 лет

Магнитогорский Дом дружбы народов отметил свое двенадцатилетие. Учреждение, созданное в 1996 году как Центр национальных культур по ходатайству и настоянию лидеров национальных организаций, с каждым годом набирается опыта работы в многонациональном городе по возрождению и сохранению народной культуры. В этом году праздник дня рождения удался как никогда ранее. Это заслуга и администрации Дома, и всех его коллективов, бескорыстно работающих на ниве национальной культуры. Самодеятельные артисты показывают в своих выступлениях уровень профессионалов.

Праздник вылился в фестиваль народного творчества, начавшись задолго до официального концерта. Все-таки наличие своего помещения, пусть пока и неотремонтированного, способствует расцвету талантов и обязывает к более серьезному отношению к творчеству.

Выставки национальных поделок, изделий отдела народного творчества, книг и брошюр информационно-методического отдела привлекли внимание и зрителей и работников других отделов, не остающихся равнодушными к творчеству своих земляков разных национальностей. Здесь же, в фойе Дворца завязываются знакомства, деловые связи и соглашения, идет обмен информацией.

Концерт, прошел на одном дыхании. Сменялись коллективы, костюмы, наречия, жанры, но со сцены в зал сияла одна и та же улыбка — улыбка дружбы, чистосердечия, доброжелательности. В ответ из зала вместе с аплодисментами и овациями лились те же эмоции.

Русские и татары, украинцы и евреи, башкиры и немцы, индусы и представители иных диаспор следовали друг за другом в песнях, танцах, музыке. Казалось, нет конца этому калейдоскопу. Некоторым зрителям, впервые очутившимся в числе счастливых свидетелей этого праздника, не верилось, что все это наше, доморощенное, самодеятельное. Слышались недоверчивые вопросы: «А эти, из какого города, из какого театра?» «Да наши мы, свои!» – так и хотелось с гордостью произносить в ответ.

Добро пожаловать к нам, в наш Дом дружбы народов!

Виктор Гринимаер, заведующий отделом МУК «ДДН».

 

Читать далее «Нам — 12 лет»

На уральской чужбине

Есть в России, на Южном Урале, в Челябинской области, небольшой старинный городок Нязепетровск. Статус города был присвоен ему только в 1944 году. До тех пор назывался – Нязепетровский завод. Иногда не только в простонародье, но и в документах, его именовали Ураимом. Нязя и Ураим – это речки, которые в этих местах впадают в реку Уфа.

В 1747 году здесь был построен железоделательный завод, а по названию реки Нязя и в честь то ли святого Петра, то ли русского царя Петра завод был назван Нязепетровским.

Городок стоит в очень живописном месте: холмы, горы, леса, реки. Ягод, грибов, зверья и по сей день много.

Жители все были привезены сюда в разное время из разных губерний Российской империи для работы на заводе и освоения этих мест. Люди были в основном трудолюбивые, серьезные. Каждый привозил культуру, обычаи, традиции, говор своей местности, которые постепенно сплавлялись в единую, характерную именно для Нязепетровска, субкультуру. До сих пор здесь сохранились самобытность в планировке жилья, в культуре земледелия, в организации жизненного уклада, в песнях, обычаях, говоре.

Как и во многих горнозаводских поселках, завод стоит в центре на берегу искусственного водоема, а от него в разные стороны расходятся улицы, имевшие в прошлом непритязательные названия: Широкая, Большая, Могильная, Проезжая и т.д. Когда-то здесь было возведено 3 церкви. Ныне реставрируется одна, чудом уцелевшая. Завод теперь выпускает строительные краны. Правда, городок и сегодня похож на большую деревню. Цивилизация неохотно внедряется в нашу жизнь.

Хотя Нязепетровск расположен в глуши, значительные события никогда не обходят его стороной.

Сегодня мы хотим рассказать об одном эпизоде, который не повлиял на судьбу Нязепетровска и уж тем более мира, но всякое значительное событие в жизни конкретного человека значимо для него и его близких и, представляется нам, столь же масштабно.

В 1914 году, во время Первой мировой войны, в Нязепетровск прибыли трое военнопленных Германской армии. Их поместили в доме по центральной улице, которая называлась тогда Проезжая. Здесь жила семья Гусевых, по нязепетровским меркам очень состоятельная, зажиточная. Но все их богатство заключалось, прежде всего, в невероятном трудолюбии.

Тогдашний глава семьи Ермолай вставал в 3 часа утра и до 6 часов работал либо в мастерской, которая находилась во дворе дома, либо в кузнице, останки которой и сейчас можно видеть в огороде. В 7 часов утра он шел на завод. Семья была большая: отец – Ермолай, его мать – Елена, жена – Александра и шестеро детей. Чтобы прокормить всех, держали домашний скот, засаживали овощами (в основном, картофелем) огромные плантации, бескрайними были и покосы, находившиеся на большом удалении от поселка. Сами не справлялись с таким объемом работ. Нанимали сезонных рабочих. Но хозяин Ермолай никогда не был надсмотрщиком. Он всегда работал не просто на равных, а был коренником.

Думается, что распределением военнопленных по домам занималось волостное правление, которое находилось на этой же улице, неподалеку. И здание волостного правления (сейчас там местный музей), и дом Гусевых сохранились.

Мы почти уверены, что между властью и Гусевыми был заключен какой-то договор об условиях содержания военнопленных, но пока его не нашли. Где-то, возможно, сохранились документы о распределении военнопленных в населенные пункты России со списками.

Устные предания о пребывании троих военнопленных очень скудны, но интересны.

Один из троих спал на печке, а двое – на полатях. Очень трудно представить, как здоровенные мужики умещались на них, да и каково им было спать над кроватью хозяев дома.

О двоих рассказывают, как о людях, не проявлявших интереса к незнакомой стране, новому месту жительства, непривычному образу жизни.

О третьем вспоминают как об очень живом, любознательном человеке, обладавшем здоровым юмором.

Если двое безучастно подолгу сидели во дворе, греясь на солнышке и покуривая, ни во что не вмешиваясь, не предлагая хозяевам свою помощь, то третьему до всего было дело. Он повсюду следовал за хозяином и просил его научить работать в мастерской, в кузнице, но по воспоминаниям Ермолая, с трудом осваивал кузнечное и слесарное ремесло. А однажды увязался за работниками на покос. Попытался, как и все, косить вручную, но с непривычки, быстро устал, да еще, испытав на себе жала оводов, возмутился, сказав, что в его стране этот труд давно механизирован, и пешком убежал с покоса, находившегося за 12 километров от поселка.

Пробыли эти трое в нашем медвежьем углу (недаром современные геральдисты изобразили на гербе Нязепетровского района медведя) почти 3 года. Были ли у них постоянная работа здесь, были или нет контакты с местным населением, переписывались ли они с родными в Германии, на какие средства существовали? Все это не известно.

Рассказывают еще, что они неплохо говорили по-русски; что с собой у них было одноствольное ружье 16-го калибра с патронами; что в начале своего пребывания подарили хозяйке красивую шаль, которая сохранилась и поныне; что, уезжая, тоже преподнесли семье Гусевых ценный подарок, которого уже нет. Перед отъездом германские солдаты сходили в местную фотографию и оставили снимок хозяевам на память, сделав надпись на обратной стороне. На фото видно, что «нечаянные гости» не голодали, не бедствовали. Сытые, спокойные лица, сюртуки внатяжку, обувь и одежда в хорошем состоянии. Осанка гордая, держатся с достоинством. Но снова вопросы: почему сюртуки разного фасона, почему у стоящих брюки светлые, у сидящего – более темные, да и сапоги у него больше напоминают ботинки с пристегивающимися крагами: что означают бантики на левой стороне груди у двоих? По какому распоряжению они уехали?

Говорят, что надпись сделал самый активный, тот, что сидит. А написал он по-русски следующее (приводим в современной орфографии с авторскими особенностями): «На память на германский Военнопленный Вилгелм Блум Гамбург 24 Елизензштрассе Нязепетровский завод 1 май 1917 г.»

Похоже, что он оставил свой адрес. И, может быть, по нему можно установить имена других двоих. Понятно, что никого из персонажей этой истории нет в живых, но их потомки, вероятнее всего, сохранили воспоминания своих родственников о пребывании на чужбине. Как сложились их судьбы, как живут их наследники?

Если бы не крутые перемены в нашей стране, мы могли бы и не узнать об этих людях. Невестка хозяина дома, Зинаида Васильевна Гусева, родившаяся в 1920 году, услышала об этом от свекра и свекрови, но сама никому не рассказывала, так как в то время это было небезопасно; могли обвинить в чем угодно: в сговоре, шпионаже в пользу Германии, создании подпольной организации, подрывной деятельности против Советского Союза, тем более что муж Петр Ермолаевич воевал на фронтах Великой Отечественной войны с Германией. Даже дочь Нина, которой сейчас за 60 лет, ничего не знала.

Наступило третье тысячелетие. Многое кардинально поменялось. Зинаида Васильевна, которой было уже за 80, проживала в этом же доме, но теперь живет со взрослой внучкой Ларисой и ее семьей.

Готовясь к смерти, перебирала вместе с ней бренные пожитки в сундуке. Что-то совсем выбросили, что-то отдали в музей, иконы – в открывшуюся церковь. Лариса обо всем расспрашивала. Вот когда была извлечена эта шаль, тут-то Зинаида Васильевна и рассказала внучке, что знала сама, а фотография стала почти документальным подтверждением всей истории.

Говорят, что в то же время в Нязепетровске находились военнопленные из Австрии.

В годы Второй мировой войны якобы здесь тоже были военнопленные из Германии. Про них рассказывают, что они страшно голодали.

Но на сегодня самая реальная история – эта, о трех германских солдатах на фото. И мы надеемся, что в областном немецком культурном центре нам помогут в краеведческих поисках.

Таисия Ильина,

г. Нязепетровск.

 

Читать далее «На уральской чужбине»

Кладбище-призрак. Интернациональные захоронения в поселке второй участок до сих пор не имеют опознавательных знаков и уходят под землю

Немного мистики

Кладбище в поселке Второй участок не раз напоминало о себе. Впервые, когда рыли канаву для отлива воды из тридцатой шахты. Ров прошел как раз по могилам германских военнопленных. Вдоль канавы тогда валялись черепа и кости. Старушки крестились и присыпали их землей, мальчишки хвастались друг перед другом страшными находками. Отец моей подруги, будучи школьником, как-то принес в класс череп, положил на учительский стол и прикрыл газеткой. За эту неуместную шутку четвероклассника навсегда исключили из школы. Так и остался человек с неполным начальным образованием.

Недавно краеведы из местной школы N 5, составляя план кладбища, вновь нашли человеческие останки. Как они попали на поверхность? Пока тайна. Однако это повод вспомнить об усопших и подумать о дальнейшей судьбе старых захоронений.

Чужие среди своих

Случилось так, что почти вся жизнь «русского» немца Евгения Адамовича Криста прошла рядом с этим кладбищем-призраком. Был он очевидцем захоронений, тут покоятся родственники. После войны ему, бывшему трудармейцу, пришлось поселиться недалеко от поселкового погоста. Потом почти полвека ходил мимо него до шахты на смену и обратно. Так невольно и стал хранителем кладбища, вернее, памяти о нем.

Родился Евгений Крист в многодетной семье, что жила в богатом немецком колхозе неподалеку от города Миллерово в Ростовской области. Как и все советские дети, ходил в школу, с семи лет помогал родному колхозу. А потом грянула война, осенью 1941 года немцев выселили в голодные степи Узбекистана. Уезжая, колхозники получали расписки о сданных государству зерне и скотине. Взвешивали и записывали все с немецкой педантичностью, верили, что когда-то справки пригодятся.

На чужбине успели построить землянки, поработать на уборке хлопка. Но вскоре всех мужчин от мала до велика «демобилизовали» в трудармию и отправили на Урал. Евгений Крист вместе с земляками валил лес под Магнитогорском и Новотроицком. Потом их привезли в Коркино. Нужны были свежие силы для разработки угольного разреза. Стоял морозный январь 1942-го, одежда на трудармейцах была изодрана. Спустили парней под землю — там теплее. Так и стали шахтерами-невольниками. Жили за колючей проволокой под охраной часовых с винтовками, на работу водили под конвоем. У Криста все это вызывало недоумение:

— Что это? Большая ошибка? Мы ни в чем не виноваты.

Грелись

в шахтах

Зимой в шахте было теплее, чем в землянках. Утром люди иногда вставали с деревянных нар, покрытые инеем в палец толщиной. Чечевичный суп, кусок хлеба и — «отогреваться» в шахту. Вечером, грязные и усталые, снова валились на нары. Дни не считали. Такая жизнь притупляла мысли и чувства.

Евгений Адамович по памяти рисует мне план зоны: ворота, КПП, семь землянок, два двухэтажных дома для охранников, баня, столовая. Важное строение — сарайчик, именуемый «моргом». Сюда из землянок стаскивали покойников. А умирали по нескольку человек за ночь.

Через какое-то время оставшихся в живых перевели в другую зону, поблизости, и ослабили охрану. На место трудармейцев поселили пленных румын, воевавших на стороне фашистской Германии. За «колючкой» их начали муштровать. Румыны маршировали, пели строевые песни. Когда соседей не стало, трудармейцы предположили, что чужеземцев отправили на фронт, воевать теперь уже на другой стороне. Весной 1943-го, после Сталинградской битвы, привезли пленных солдат Третьего рейха.

Оборванцы

Какими были наши поверженные враги? На этот вопрос может ответить мой собеседник Евгений Адамович Крист, ведь зоны трудармейцев и военнопленных находились по соседству, а работать иногда приходилось в одной шахте и даже в одних забоях:

— Они были молодыми, практически наши ровесники. Их привезли в военных мундирах, в них они и работали. Быстро стали такими же грязными и оборванными, как мы.

— А спецовок в то время не было?

— Что вы? — в свою очередь удивляется мой собеседник. — Спецовку и обувь из транспортерной ленты мы впервые получили только после войны.

Попутно узнаю, что не было для невольников и шахтерских «тормозков». Все 12 часов под землей работали без обеденных перерывов. Даже воды не пили вдоволь. А смертельное воспаление легких схватывали, когда выходили разгоряченными из забоя и утоляли жажду снегом.

— Было ужасно, но война есть война, — констатирует Евгений Адамович.

На разных немецких

— Удавалось ли поговорить с пленными?

— Пытались разговаривать по работе, но не понимали друг друга. Наш немецкий сильно отличается от их языка. Даже произношение другое, они «р» не выговаривали, это сильно мешало пониманию. Так что, когда надо было что-то поднять или унести, объяснялись жестами, — признается Евгений Крист.

— Как они себя вели?

— Насколько мне известно, были спокойными и послушными. Работали, не ленились. Как и мы, трудармейцы.

— Не довелось видеть, как их хоронили?

— Как хоронили военнопленных, не видел, но думаю, что так же, как и наших, — вспоминает Евгений Адамович. — Мы жили в одной землянке с мужем моей старшей сестры. Однажды он заболел, ночью умер. Я сам отнес его в «морг», сложил руки на груди, как положено. Потом его и трупы других трудармейцев сложили штабелем на сани, подвезли к большой могиле, скинули туда, как дрова. А все не входят, тогда охранник утрамбовал тела ногами, и мы стали засыпать их землей. Уж если к нашим покойникам было такое отношение, к трупам настоящих немцев, наверное, относились еще хуже.

О родине

велели забыть

День Победы — 9 мая 1945 года — стал первым выходным в жизни трудармейцев, возможно, и для военнопленных в этот день устроили праздник. Как вспоминает Евгений Адамович, на работу их не повели, собрали в столовой и довольно сытно накормили. Победе радовались все, надеялись вернуться домой, встретиться с родными. Однако и этому не суждено было сбыться. Уезжать не позволили, хотя вскоре после войны жить стало свободнее, многие «бойцы» трудовой армии женились на местных девушках.

— До 1956 года ходили раз в месяц отмечаться в комендатуру, но это необременительно было, хотя обидно, — рассказывает Евгений Крист.

Он тоже встретил свою «половину» — девушку Тамару, белоруску по национальности. Вскоре поженились, дом отстроили на территории бывшей зоны. Так и остались тут на всю жизнь, воспитали троих детей. Почти на 20 лет пережил Евгений Адамович свою супругу. Оказался однолюбом, второй раз жениться не стал. У детей уже давно свои семьи, поэтому живет бобылем.

Особенности

национального

характера

Некоторый европейский шик его небогатого дома, идеальная чистота вымощенного кирпичом двора безошибочно укажут прохожему на то, что здесь живет немец. Без работы 84-летний Евгений Адамович никогда не сидит, делать все привык аккуратно и основательно. Горячительным напиткам предпочитает кофе и квас. Искренне считает, что «при коммунистах» было больше порядка. Второй участок имел свои магазины, медпункт, клуб, аптеку, детский садик. Все разрушено. Теперь за каждой мелочью приходится ехать в поселок Роза или Коркино.

Для многих российских немцев своеобразной компенсацией за былые обиды стала возможность переехать в Германию. Однажды засобирался туда и Крист. Для начала навестил племянника, уже обосновавшегося на исторической родине. Не понравилось.

— Климат не тот — сразу угодил там в больницу, — сетует Евгений Адамович. — А главное, маленькое там все какое-то, простора нет.

Зато на Втором участке у Криста дышится полной грудью. Живет он на крайней в поселке улице Шахтера. Налево от его «фирменного» немецкого дома простираются бескрайние поля и лес, направо — самый глубокий в Европе угольный разрез. Впереди — «марсианские» пейзажи отработанных шахт. Евгений Адамович безошибочно находит на этой территории ямы от землянок военной поры и контуры немецкого кладбища, где покоятся рядом трудармейцы и пленные солдаты Третьего рейха, а неподалеку от них и обычные жители поселка Второй участок, умершие в довоенные и военные годы.

Прервалась связь времен

Земля в этом месте растрескалась — верный признак того, что борт разреза «тянет» кладбище. В недалеком будущем оно может совсем сползти в гигантскую яму полукилометровой глубины, исчезнуть навсегда. Тогда совсем прервется связь времен.

Почему меня волнует судьба чужих могил? Может, потому, что до сих пор точно не знаю, где покоится мой дед, погибший под Сталинградом? А сколько у нас кладбищ и могил, забытых или стертых с лица земли? Евгений Адамович подтверждает мои размышления рассказом:

— После войны у немцев появилась возможность свободно передвигаться. Мы с братом, тоже бывшим трудармейцем, поехали в Узбекистан, на станцию Сырдарья, где в войну от голода погибли наши сестры, мать, маленькие племянники. А там уже и кладбища никакого нет, все хлопком засеяно. Негде крест поставить, нечему поклониться.

В 90-х годах судьбой заброшенного кладбища возле поселка Второй участок обеспокоились члены местного общества «Мемориал». Обращались в городскую администрацию и к руководству Челябинской угольной компании с просьбами хоть как-то обозначить это место, запретить там проведение земельных работ. Получили понимание и обещание все уладить. Однако ничего не дождались. Более того, пару лет назад для нужд разреза «Коркинский» по кладбищу протянули железнодорожную ветку.

Оправдание всегда можно найти. Не до этого представителям местной власти, в городе и без того полно насущных проблем, требующих сиюминутного решения. Вот в этом и беда. Как сказал один из философов, современное общество потеряло ощущение времени. Мы живем настоящим, не помня о прошлом, не задумываясь о будущем. День прошел, и ладно! А на душе все-таки неспокойно. Видимо, время мстит нам.

Марина МОРОЗОВА,

г. Коркино.

 

Читать далее «Кладбище-призрак. Интернациональные захоронения в поселке второй участок до сих пор не имеют опознавательных знаков и уходят под землю»

Из России — с любовью… и ужасом?

Образ России в немецких СМИ ☺— сегодня эта тема как никогда актуальна среди журналистов, политиков и общественных деятелей обеих стран. Немецкие газеты изобилуют негативными историями о российской жизни, поводами для которых становятся предвыборные беспорядки в Москве, «президентская диктатура», беззаконие в армии и многие другие проблемные стороны российской действительности. «Почему газеты в Германии пишут о нашей стране так плохо?» — недоумевают представители России. Немецкие корреспонденты в ответ говорят: «Реальность в России такова, что западным журналистам не остается ничего другого, как писать критические репортажи». Лучшие новости — это плохие новости.

Но почему европейцы так мало знают о такой огромной стране, как Россия? Ответ на этот вопрос можно найти на страницах многих европейских газет, которые формируют общественное мнение. Бывшего президента Владимира Путина немецкие журналисты давно окрестили «московским Муссолини» и «охотником за скальпами». Наша страна в прессе Германии выглядит как «путинское царство», где кругом беззаконие, а контроль государства над всеми сферами жизни граждан усиливается с каждым днем. Считается, что статью о тирании Путина немецкий обыватель прочтет охотнее, чем репортаж об открытии детского сада в столице Чеченской республики — Грозном.

— Наша журналистская позиция: плохие новости — это самые хорошие новости, — говорит Даниэль Александр Шахт, политический редактор «Hannoverische Allgemeine Zeitung». — А хорошие новости — это вообще не новости. Чтобы привлечь внимание к стране, мало написать о том хорошем, что в ней происходит, лучше рассказать о происшествии.

(ORNIS).

 

Читать далее «Из России — с любовью… и ужасом?»